Главная » Статьи » Наша Мастерская » Сценарии

Игорь Куберский. Завтрак на траве
Когда-то я работал в научно-популярном кино и даже писал сценарии. Сценарий – это такой путеводительный венок на голову режиссера, сплетенный из ромашек видеоряда, лютиков музыки и собственно колокольчиков текста. Перебирая старый хлам, я наткнулся на один из них, так и не снятый, превратившийся в гербарий и рассыпающийся от одного прикосновения. Но, вместо того чтобы отправить его в мусорное ведро, я осторожно, едва дыша, на цыпочках донес его до Мастерской.

ЗАВТРАК НА ТРАВЕ

Звучит музыка Дебюсси. Может быть, его «Лунный свет» Дебюсси (слушать .mp3). Темное небо, на котором большая луна, едва оторвавшаяся от горизонта. Внизу – еще одна луна, отраженная в воде. Мы догадываемся, что это отражение, по трепещущей ряби. Размытое пятно отраженной луны чем-то притягательно для нас. Мы пытаемся всмотреться, будто идем навстречу. Пятно увеличивается и превращается в обнаженную женщину. Она сидит боком к нам, поддерживая правой рукой подбородок. Ее взгляд устремлен на нас, будто мы ее тоже заинтересовали. Продолжает звучать музыка, мы смотрим друг на друга, начиная испытывать трепет и негу — то интимное, тайное, вечное, чему, в общем, нет названия. Мы уже влюблены друг в друга, хотя этого еще не знаем. Но встреча произошла. Темное окружение светящейся женщины вдруг резко светлеет, переходя в зеленые тона и становится картиной «Завтрак на траве»(1863) художника Эдуарда Мане.

Эдуард Мане. Завтрак на траве

В музыке возникает конфликт, возможно, теперь это «Послеполуденный отдых фавна» Равеля. Женщину как бы отнимают у нас, и мы с досадой рассматриваем ее компаньонов — двух сидящих на траве мужчин, почему-то полностью и не без щегольства одетых. Их сюртуки, пошитые с иголочки, их брюки, шляпа, тросточка в руке сидящего справа выглядят нелепо и неуместно рядом с обнаженным телом женщины. Или она сама неуместна.

Мы снова рассматриваем фигуру женщины, но теперь в другом, вопросительном, хотя и недопроявленном, контексте. Оказывается, на животе у нее складка, бедро слишком мощное, почти мужское, подошва левой ступни, пальцы ноги — все грубовато…

Вы, конечно, узнали эту картину. Да, это «Завтрак на траве» Эдгара Мане, одного из родоначальников французского импрессионизма. Не будем сейчас отвлекаться на импрессионизм, но возьмем однако себе в помощь само слово impression. Итак, какое же впечатление производит на нас картина? Странное, неправда ли? Что-то тут не так. Что-то нас смущает в ней, сдвигает с обычной колеи, провоцирует вопросы.

Абсолютно обнаженная женщина с двумя абсолютно одетыми мужчинами. Разве что без пальто. А ведь, вроде, лето, тепло.(Темные сюртуки, глубокая тень усиливают впечатление ослепительной обнаженности женщины). Вроде бы завтрак, но никто не ест, и сами небогатые припасы провизии раскиданы словно неосторожным движением обнаженной ноги. Похоже, идет беседа, но женщина, если и слышит, то все же почти не замечает своих собеседников, поскольку внимательно смотрит на нас. Может, ждет, когда мы наконец вставим слово, приведем свои аргументы. Неправда ли – мы ей далеко небезразличны?

Камера продолжает внимательно рассматривать картину. Итак, в погожее летнее утро две пары отправились за город на прогулку. Где-то они сели на лодку и высадились на зеленом берегу в тени деревьев. Одна женщина (наша героиня), по всей видимости, уже успела искупаться, другая же – еще только опускает ноги в воду, подобрав подол сорочки, которую она скорее всего так и не снимет. Вторая женщина принадлежит картине лишь по логическому закону парности и композиции. Она служит точкой равновесия, соединяя передний и задний планы, но нам неинтересна, потому что не обнажена. Впрочем, на то и расчет.

Мужчины, судя по всему, купаться не собираются — так увлечены беседой. Хотя в данный момент говорит только один — тот, который протянул к женщине руку. Так делают, чтобы заставить себя услышать. Грубовато, но действенно. Попробуем, как если бы ничего не зная о том, кто и с каким умыслом здесь изображен, разобраться в отношениях участников этого сюжета. Обратим внимание на тайнопись поз. Мужчины ревниво взяли женщину в полукольцо, отрезав ей путь к нам, как и нас от нее. Ствол дерева за спиной женщины завершает круг, который можно назвать магическим, ибо он удерживает обнаженную натуру в центре нашего внимания. Перед нами драматическое действо лиц, рук и ног…

Между тремя его участниками обозначен конфликт. Третий лишний позиционируется позади женщины, обнаруживая свое разочарование выражением лица, а свои притязания — кистью правой руки, украдкой пристроившейся у теплого бедра женщины. Но та, хоть и смотрит в нашу сторону, нам же и указывает приподнятым большим пальцем правой ноги на своего избранника. Вытяни она ногу — и коснется, как в любовной игре, причинного места своего партнера. Широко раскрытыми в сторону женщины ногами мужчина справа обозначает свою власть над ней, правая же его нога как бы выталкивает соперника за пределы магического круга. Пятки левых ног наших тайных любовников находятся в нежной близости.

Впрочем, можно допустить, что женщина просто сбивает нас с толку, предпочитая на самом деле того, со второго плана…Жизнь как выражение женского начала полна иллюзий и лукавства.

Так, при созерцании этой картины, создается impression, которое мы назовем эротическим.

Что же такое эротизм? ...

*****************

Категория: Сценарии | Добавил: lilu (20.01.2009)
Просмотров: 2630
Всего комментариев: 0
avatar