Главная » Статьи » Всякая всячина » Приколы, юмор для взрослых

Игорь Куберский. Приколы Гостевой. Выпуск 4
Приколы Гостевой
Увеличить
Дизайн автора
 

Russian Way

1
Ты подъедешь ко мне на телеге,
Я подъеду к тебе на доверье
И сорву со стены обереги,
Из перины повыпущу перья,
Из тебя я повыниму жилы,
И еще кое-что мимоходом, —
Не серди меня, бабу, служивый,
Отвечай мне, откуда ты родом?
А, краснеешь? Ну, стало быть, понял,
Не отсохла твоя понималка.
Только что же, служивый, мне ноне
Ты не кинул хотя бы две палки?
На костер тянет бабью натуру,
Да еще бы под гимн Михалкова…
Что-то без сексуальной культуры
Стало очень у нас бестолково.

2
Ты подъедешь ко мне на пассате,
Я подъеду к тебе на тойоте.
Я скажу сокровенное: «Нате»
Ты ответишь мне: «Ну, вы даете».
Не возьмешь моего ты подарка
И поставишь мне ты на место…
Что-то в городе душно и жарко,
Тротуары раскисли, как тесто,
Дети с мамами в сахарной вате,
Папы деньги куют на работе.
Я уеду на старом пассате
Ты уедешь на новой тойоте.

3
Ты подъедешь ко мне на метле -
Я подъеду к тебе на метелке,
Ты забьешься в любовной петле -
Я закрою тебя на защелку.
Поединок такой мне по нра…
Да, по нраву, почти по карману,
Я не помню страниц номера,
Но ты вся, как глава из романа!
Что ж, отныне я твой господин,
На базаре купивший рабыню.
И всю ночку с заточкой один
По кусочку еду твою дыню.


КОБЫЛКА
1
Моя горячая кобылка
Ты помнишь, как я приходил,
И, в хохолок целуя пылко,
Ревел, как нильский крокодил?
А ты – не знаю мига слаще –
Ты, покобенившись чуть-чуть,
Свои мне открывала чащи,
Одним рывком беря на грудь.
О, как я вздрагивал счастливый,
Какой у ног журчал ручей,
Когда губою шаловливой
Играл с уриною твоей.
Когда я громогласно гукал
От чувства крайней полноты,
И лес весенний мне аукал
Твои отпадные черты.

2
Моя горячая кобылка, не забыть,
Твою опаловую, с черным крапом щелку,
И глаже, чем из замши или шелку,
В которую кончал я без умолку,
В которой рыскал, уподобясь волку,
Или, со лба откидывая челку,
Тебя теленком сасывал, как телку,
В остатнем мире днесь не видя толку,
Свою с твоей переплетая нить,
Теряясь в пышном стоге, как иголка…
Тебе не знаю равных, мать етить!

Восточные сладости

Я трусики снимал с нее упорно,
Она же яростно не уступала их,—
Любовь предстала не кульком попкорна,
И не стаканом семечек сухих,
А меж зубов застрявшим козинаки,
И к небу прилипающей нугой…
И от любви, как от цепной собаки,
Я отпихнулся голою ногой.

Гости

Вот снова в дверь пронзительно звонят.
Открою что ль? Гостей веселых куча:
Два стрептококка, пять трихомонад,
Три спирохеты, злых, как камагучи.
Где напастись таблеток ото всех?
Ну, хоть кричи. И пасмурно и жутко.
Давала без резинки как на грех,
Как Златовласка или проститутка.
Удрать нельзя, а только лишь убить -
Бутылкою, бачком от унитаза,
Прервать болезни вьющуюся нить,
И выкинуть, как гадость, как заразу.
Ведь мама говорила, чтоб ни в чем
Перечить я гостям своим не смела,
Поскольку можно с лечащим врачом
Решить проблемы собственного тела.
Да здравствует разврат! Виват содом!.
Как сладко извозиться мне в грязюке!
Свежо предание, но верится с трудом, -
Все это сна замедленные глюки.


Фетишист

В горизонтали чистых простыней
ее я повстречал по вертикали.
Когда бы вы, когда б вы только знали,
какие были трусики на ней!
«Надень назад!»— велел я строгим тоном.
Она надела — слышали бы вы,
с каким утробно рыкающим стоном
вставали мои львы.

Жвачка

Если жвачку жует девица,
Разминая ее зубами,
И, за щечкою согревая,
Налепляет на язычок,
Мужиков меняются лица,
И они шелестят штанами,
А в штанах у них вещь тугая
Под названием кошелек.

Сруб

Я почти по-стариковски нежен
И почти по-юношески груб.
Пролуразвалившихся скворешен
Не терплю. А коли нужен сруб
Моему раздольному размаху,
Пусть он пахнет свежею смолой,
Стружкою кудрявой, мокрой птахой,
Только не доскою гробовой.

В ванной

Перед ванной пахнешь как-то странно,
Только чем – никак не разберу:
Сыроежкой, душною саванной,
По которой скачет кенгуру,
Кизяком, кефиром, дурнопьяном,
Косхалвой, нугой, товарняком,
Дедушкиным (без пружин) диваном,
Волчьим лыком и парадняком.
Да и мне помыться не мешает,
Можно влезу рядом заодно?
Вон, какая ванная большая,
Вон какое (с дырочкою) дно.

Много всего

Мне нужно много баб –
Тогда я отдыхаю.
Мне нужно много есть –
Тогда я на коне.
Мне нужно много спать…
Короче жизнь такая
(Спать, трахаться и есть )
Конечно же, по мне.
Вдыхать мне нужно тишь
И дух библиотечный,
Гестбуке поверять
Ход задушевных дум,
Пусть светит Млечный путь,
Сверчит сверчок запечный,
Осталось мне сказать:
«Cogito, ergo sum».

НЕ ВСТРЕЧАЙСЯ!

1
Не встречайся глазами с собакой,
Или псина попросит еды.
Не встречайся глазами с бродягой -
Взгляд его доведет до беды.
Не встречайся глазами с монашкой -
В них желания тусклая жуть,
Не встречайся глазами с букашкой -
Она тут же присядет на грудь.
Не встречайся глазами с блудницей -
Ну, зачем множить собственный блуд?
Не встречайся ничем с авторицей -
Не бери на себя этот труд.
Не встречайся ничем с президентом,
Пусть он лично тебе незнаком,
Или станешь психушки клиентом
С масс-медийной шизой «за стеклом».

2
Не встречайся глазами с мужчиной -
Он предложит лишь водки стакан
И надкусанный ломоть хычины,
Где из фарша торчит таракан.
Не встречайся глазами с подростком -
Он потащит тебя на чердак,
Там, где птичий помет да известка,
Плюс еще неумелый наждак.
Не встречайся глазами с ковбоем,
Коль не лошадь ты и не верблюд, -
Ты поскачешь под ним без отбоя,
Только это не секс — это труд.
Не встречайся глазами с поэтом -
Он тебя поимеет стихом…
Если все же ты кончишь при этом,
Восхищайся его языком.

3
Не встречайся глазами с марксистом -
К коммунизму укажет он путь,
Не встречайся глазами с таксистом -
Он захочет туда завернуть.
Не встречайся ты с гомеопатом -
Кайфа нет от его дозняка,
Не встречайся глазами с сохатым -
Ты ведь брат ему наверняка.
Не встречайся глазами с демроссом -
Помнишь, раньше он был гол и бос,
А теперь твоя жизнь под вопросом,
Так как нынче он царь или босс.
Не встречайся глазами с «Единством»
И с правительством ты не дружи,
И на все это русское свинство
Фиолетовый болт положи.

Родинка

Однажды в пятизвездочном отеле
(Дешевле в Сан-Франциско не нашел)
Я вспомнил, лежа в шелковой постели,
Что надо выпить на ночь корвалол.
Лекарства не было. К соседям стукнув робко,
Я по-английски заготовил речь,
Открылась дверь – за ней стояла попка,
Сияя наготой от самых плеч!
Без трусиков, в капроновых чулочках,
Притом на высоченных каблуках,
И даже без какой-нибудь сорочки,
Одним коротким словом – просто «Ах!»
«Вот ду ю вонт?» – спросила попка эта,
Вниманьем озарив свои черты,
Английский помня с университета,
Сказал: « Хочу того, чего и ты».
Короче, мы премило объяснились,
Легли, не выключая ночничок,
И наши тени по стене носились –
Сплетенье ягодиц и рук, и ног.
А поутру я улетел в Европу,
Но до конца отпущенных мне дней
Я буду помнить маленькую попу
И золотую родинку на ней.


Блин комом

…Вчера опять ушла от мужа
К чужому мужу на часок.
Был при свечах сакральный ужин,
Потом он снял мой поясок.
Но тут нежданно возвратилась
К нему законная жена,
Когда я в счастье колотилась,
Ну, вся как есть, обнажена.
Вам не понять того смятенья,
Не испытать вам тех обид…
Вернулась к мужу тихой тенью –
Он, как кентавр, во сне храпит.
Я возбудилась не на шутку
– Возьми меня, мой господин!
Повернулся спокойно и жутко
И сказал: “Ну и сука ты, блин”.

Отрывок из поэмы

…Он получил свое и рухнул на бок
И задал на всю спальню храпака.
Я встала и, попав ногою в тапок,
Пошла подмыться в душе… И пока
Я мылась, себя трогая повсюду,
Желание явилось и ко мне,
Шмелиному оно подобно гуду
Мне лоно оживило в тишине.
Я бросилась стремительно к постели,
Прижалась к милому: «А ну-ка вставь мне, Вань!»
Он приоткрыл глазенки еле-еле
И буркнул неразборчиво: "Отвянь!"

Вероломство

Как в винах искушенный сомелье,
Лелея вкус, смакуя послевкусие,
От ласк на утро отвлекусь и ей,
Я подарю жемчужное колье...
И назову ее по-русски Дусею.
И, до обеда с Дусей отдохнув,
Опять всколышу хлябь ее волнистую,
До вечера между высоких двух
Колен и двух холмов упругих выстою,
А ночью на живот переверну,
Познаю тыловую геометрию,
Что мне напоминает то зурну,
То нечто, в чем совсем не петрю я.
А на заре, чуть Дуся прикорнет,
Сведя впервой дрожащие коленочки,
Колье сниму, хотя я и не жмот,
Да и слиняю, крадучись вдоль стеночки.

Империя страсти

1
Я лежала на татами,
Исполняя гейши труд,
И дрожащими перстами
Вдохновляла старый уд.

2
Я лежала на подстилке
Да и кушала пастилки.
Подошел ко мне мужик
И мою пастилку - вжик!

3
Я лежала на татами -
Мастерила оригами.
Что смастрячила - неважно,
Только жаль, что он бумажный.

4
Полежала я на пляже -
Стала вся в смоле и саже,
Искупнулась я чуток -
Подхватила гонококк.

Manyak

Если спросят - отвечай,
Что связь у нас духовная.
Только толстая свеча
Дает пламя ровное.


Обломы
1
Поэтесса по имени Икс
Пригласила меня на журфикс.
Я пришел, но взамен
Получил меж колен.
Я к такому, увы, не привык-с.

2
Поэтесса по имени Бета
Была полностью мною раздета:
Окунуться хотел
В половой беспредел,
Но она не согласна на это.

Самость

На празднике собственной самости
Вчера повстречала самца:
Себе я позволила шалости,
А он задрожал, как овца.
Себе я позволила глупости
И всякий изысканный грех,
И нежно, без всякой там грубости
Куснула его за орех,
Куснула дразнящими зубками
Лизнула запретный сей плод…
И что? За такими поступками
Мужик получает восход.
А он совершил колебание,
Как маятник этот, Фуко,
И замер. Мне бедной, рыдание
Сдержать было, ох, нелегко…
Хотелось на самости празднике
Собою побыть хоть чуть-чуть
Но все мужики как отказники,
И некому грудью махнуть.

Устрицы

К подруге на нежную встречу
С букетом цветов дорогих
Я как-то приехал под вечер,
Как милый дружок и жених.
Поставил букет прямо в вазу,
Тесемочку не развязав,
И книгу любви начал сразу
С одной из любимейших глав.
Добрался я до середины
Но вдруг беспричинно уснул –
Художник не кончил картину,
На пост не пришел караул.
Нет, бедному, мне оправдания,
И неискупима вина,
Семь устриц я съел для свидания —
Подействовала лишь одна.

Категория: Приколы, юмор для взрослых | Добавил: lilu (26.04.2011)
Просмотров: 997
Всего комментариев: 0
avatar