Главная » Статьи » Отзывы и рецензии » Отзывы и рецензии

Эта вера от пули меня под Суэцом хранила... Размышления над романом «Египет-69» Игоря Юрьевича Куберского
В конце ноября 2010 года в День благодарения я получил по почте из Ленинграда роман Игоря Юрьевича Куберского «Египет-69». Издание замечательное — обложка красочная, бумага очень хорошая. Не указан только тираж.

На обложке размещен знак «Анк» золотистого цвета. Я обратил внимание на то, что такой же знак весит на ковре над моей кроватью. За два дня прочитал роман.

Автор данных строк прибыл в Египет в августе 1968 года — на год раньше будущего автора романа «Египет-69» и повести «Золотистые как пчелы» Игоря Юрьевича Куберского. Эпиграфом к роману я бы поставил слова, упомянутые в заголовке: «Эта вера от пули меня под Суэцом хранила». Такой эпизод в романе есть.

В аннотации на книгу говорится:

"О так называемой "Войне на истощение"1967—1970 гг. между Египтом и Израилем до сих пор нет художественных произведений, только несколько монографий. В свое время о ней нельзя было писать, а потом ее заслонила другая война — афганская.

В центре романа, посвященного событиям этой неизвестной у нас войны, молодой лейтенант, военный переводчик, выпускник Ленинградского государственного университета. В составе советский миссии, оказывающей военную помощь арабам, он становится свидетелем, а подчас и участником боевых действий. Но где война и смерть, там и любовь, — она застает главного героя врасплох, навсегда оставляя память о себе«.

Вспоминается рассказ лермонтовского героя: «Вчера я приехал в Пятигорск...»

В ромне И. Куберского о прибытии говорится в таком же стиле:

«Я прилетел туда в военное время, названное тогдашним президентом Насером „активизацией боевых действий“, а потом историками — „войной на истощение“, начавшейся спустя два года после поражения арабов в шестидневной войне 1967-го.. По ту сторону Суэцкого канала, на Синае, хозяйничали израильтяне, время от времени над нами распарывали небо израильские „скайхоки“ и „миражи“, а то ухала вдалеке дальнобойная артиллерия, и вся наша советническая миссия в Египте жила военной жизнью, и когда я читал наши опаздывающие на неделю советские газеты, то ТАССовская информация о боевых действиях в зоне Суэцкого канала, скажем, в районе Исмаилии, чаще всего вызывала ироническую усмешку, — ведь я только вчера оттуда вернулся...».

Красочная обложка книги. Анк — древний знак мудрости и безсмертия. На последней странице книги написана самая трогательная сцена:

«Она тоже подняла навстречу мне недоумевающие глаза, потом перевела их на золотую цепочку на моей груди... Да, на груди у меня красовался ее анк, я специально взял его сюда, на родину фараонов.».

Один день из жизни военного переводчика

Роман начинается с бомбежки, ударов авиации, потерь египетских войск в зоне Суэцкого канала. Сразу же определяю, что события происходят жарким летом 1969 года. С автором рассказа я ещё не знаком. Знакомство состоится в сентябре 1969 года. Замечательно описано чаепитие: заказ чая или кофе, доставка, подача, восточный ритуал. Все делается медленно.

Населенный пункт Абу-Сувейр, недалеко от Исмаилии, рядом с дорогой и пресноводным каналом. Здесь я провёл семь месяцев в зенитно-ракетной бригаде. Абу-Сувейр мне «аж до гвоздика родной». Использование арабских слов и выражений придает рассказу «аромат востока»: шукран, баден, малеш, шуф, квайс, мафиш, мушмумкен, халас, садык. Частое использование глаголов придает рассказу динамичность: пронесся бомбардировщик, вышел из пике, уходил на форсаже. Следующее предложение можно считать одним из лучших художественных отчетов о результатах стрельбы зенитной артиллерии:

«Золотистые снаряды, как пчелы из улья, взмывали вверх, едва не впиваясь в треугольник крыльев, — и жалили, жалили, жалили пустоту». Вот это «жалили пустоту» — типичный результат стрельбы.

Очень хорошо описан типичный арабский жест: «... генерал... вскинул перед собой руку открытой горстью вверх..., подчеркивая крайность своего недоумения». Автор признается о трудностях перевода русского слова «молодец». Дело в том, что для передачи русского слова «молодец» в английском существует более шести вариантов. Все зависит от ситуации. Дословно это может звучать так " хорошо сделано, выполнено«, «хорош парень» и т. д. Автор убедительно передает стремление советника невербально выразить свою мысль:

«За неимением других слов он выразительно обвел рукой небо, как бы своей волей освобождая его на сегодня от самолетов противника».

В выражении «Там во время трехдневной войны погибла его семья» имеется в виду «шестидневная война» в июне 1967 года. В конце рассказа мы снова встречаем слова, упомянутые в тексте:

«... взлетали вверх золотистые, как пчелы, искры». Но это уже мирный образ и символ. Артобстрел описан со знанием дела. Снаряды «шуршали» над позицией. Я до сих пор вспоминаю такое шуршание снарядов под Суэцом. Хотя советник излагал свое состояние поэтически: «Эта вера от пули меня под Суэцом хранила».

Автор романа в центре. Его цветная фотография помещена на обратной обложке книги.

И. Куберский еще и художник. В Интернете можно найти серию его картин «Вид на Красное море». Картина «Дом губернатора Хургады» (1969) мне особенно понравилась.

«Фараоново действо» у пирамид

Автор романа разговаривал и взял автограф у самого Тура Хейердала. Мои воспоминания весьма скромные. Я обновил свои дневниковые записи с учетом времени. 18 апреля 2002 года умер Тур Хейердал (1914—2002), знаменитый норвежский этнограф, археолог и неутомимый путешественник. Вечная ему память, requiem aternam.

Вспоминается Египет, весна 1969 года. Тур Хейердал строит папирусную лодку «Ра» у пирамид. Назначен день спуска лодки на воду в реку Нил. Я был очень огорчен тем, что не смог присутствовать на этом интересном мероприятии. На следующий день я прочитал заметку в газете. Под руководством Тура Хейердала около 500 студентов физкультурного института стали тащить лодку веревками в направление к Нилу. Работа двигалась медленно, а в полуденный зной совсем прекратилась. Хейердал решил погрузить лодку на большегрузный прицеп и отправить по шоссе в Александрию. Сообщалось, что лодка уже отправлена. В эту ночь мне виделась во сне лодка «Ра», я её измеряю и пробую на прочность. После полуночи я услышал резкий звонок в дверь. Открыв дверь, я увидел своего старшего советника зенитно-ракетной бригады, человека мудрого и способного, хотя и со своеобразной фамилией — мистер Шарашкин. К этому времени я работал с ним почти год, за участие в боевых действиях он получил орден, а переводчик был согласен на медаль. Советник сказал мне, что нас срочно вызывают на командный пункт в Кайроу-Уэст, по дороге на Александрию. Подъехали к пирамидам, свернули направо, проехали километра три. И вдруг перед нами лодка «Ра» на прицепе!!! Оказывается лодку отправили не сразу, она простояла еще два дня. На командном пункте мы пробыли недолго, тревога оказалась ложной, и нас отправили в Каир. На обратном пути мы остановились у лодки, уже начался рассвет. Мы спросили разрешения у охранника на английско-арабском языке посмотреть лодку. Разрешение было получено. Теперь я наяву стал измерять лодку шагами в длину и ширину. Проверили прочность связки папируса, спросили, когда отправят лодку. «Нахарда» (сегодня) — ответил охранник. В лучах восходящего солнца лодка выглядела величественно и торжественно. Затем из Александрии лодку отправили на теплоходе в Марокко, порт Сафи, оттуда она 25 мая 1969 года прошла под парусами до островов Центральной Америки. Завершилось путешествие 16 июля 1969 года. Членом экипажа папирусной лодки «Ра» был и Юрий Сенкевич.

Вот как описывает это событие Ю. Сенкевич в своей книге «На Ра через Атлантику».

«Тур устроил „Фараоново“ действо». В лощину за пирамидами, к стапелю, приехали пятьсот студентов-спортсменов. Студенты впряглись в канаты, и после многочисленных переговоров, споров и перестроений ударил барабан, в такт его громовым ударам канаты натянулись — и «Ра» пополз по каткам, подложенным под платформу, а катки двигались по рельсам из деревянных блоков... Неразбериха была жуткая, и я тогда впервые увидел Тура злым. Организовать спортсменов оказалось чрезвычайно сложно, каждый тянул в свою сторону — словно ожила крыловская басня о лебеде, раке и щуке. За три-четыре часа лодка сдвинулась метров на пять; съемочные камеры упоенно жужжали, а именитые гости под тентом аплодировали. Потом студентов распрягли, посадили в автобусы и отправили с благодарностью обратно в Каир, а к лодке подошли два тягача, до того скромно дремавшие в сторонке. Тягачи без шума, моментально вытащили «Ра» на шоссе и втянули на площадку прицепа«. Теперь уже нет в живых ни Тура, ни Юрия. Вечная им память.

Хургада. Наверно сейчас в Москве нет взрослого трудоспособного человека, который бы не знал названия египетского курорта Хургада. Однако сорок лет назад все было иначе. Все это побережье называлось «Красноморский военный округ», а наиболее опасные участки побережья были заминированы. На пограничных пунктах находились пограничники с верблюдами. Тогда мне пришлось исколесить всё побережье вдоль и поперёк от Суэца до Кусейра. Сохранились сувениры — ракушки, звезды и кораллы.

Не забывается стихотворение Н. Гумилёва «Красное море»:

Здравствуй, Красное Море, акулья уха,
Негритянская ванна, песчаный котел!...
Море, Красное Море, ты царственно днем,
Но по ночам вдвойне ослепительно ты!
Свои воспоминания о Красном море я разместил на сайте http://www.clubvi.ru/news/2010/11/08/i/
Выражение — «... розовый ангел, помавающий крыльями...» (стр. 70). Заглянул в словарь Даля — гнездо «помавать» — целая рассыпная повесть; заглянул и в Библию (Лука 1, 22).
На последних страницах романа (стр. 278) египетская возлюбленная героя романа говорит: «... я сейчас очень страшная, да, как Баба-яга?». Я бы не обратил внимание на этот фольклорный персонаж, но еще в прошлом веке студенты спросили меня о множественном числе данной особы (бабы-яги). Есть ли Баба-яга в арабском языке и фольклоре? Я позвонил авторитетному арабисту, моему однокурснику Николаю Николаевичу Вашкевичу и обратился за консультацией. Он сказал, что такой колдуньи в арабском языке нет. Другой мой однокурсник назвал это интерференцией родного (или другого) языка). Однако в сказках, переведенной на арабский язык, такой персонаж есть. Читая книгу, заметил несколько предложений по 10 — 14 строк. Но это не предел. На стр. 57/58 — описание Каира состоит из 27-и строк. Перечитываю абзац вслух. Персонаж Валерий Караванов, декан факультета общественных наук, рассказчик анекдотов. Валерий Т. из Тулы сыграл в моей судьбе крутой поворот. Он работал в штабе ПВО. Однажды он получил от врача освобождение на два дня. Но в военных есть правило — освобождает командир, а не врач. Не зная этого, он отправился не домой, а в плавательный бассейн и стал прыгать с вышки. Начальство это засекло. После внушения, его откомандировали со штаба. На его место взяли меня из ракетной бригады, прикрывавшей Каир. Работа в бригаде ему очень понравилась, а я об этом перемещении потом жалел. Отмечу и еще одну особенность В. Т. На концерте художественной самодеятельности он лихо танцевал Яшку-артиллериста с Трандычихой (персонажи из фильма «Свадьба в Малиновке» в исполнении Пуговкина и Федоровой). С Трандычихой я встретился через десять лет в Каире. Я пригласил моего однокурсника и его супругу (Трандычиху) к себе в гости. Мы вспоминали былые времена и знаменитый танцевальный дуэт. Кстати, я до сих пор показываю выкрутасы и па дуэта своим внукам.

Романтика, интим, любовь и другое — в романе в изобилии. Процитирую только выражение из латинского словаря (стр. 666). «Quodnon licet feminics, aeque non licetviris» — Что непозволительно женщинам, то равно непозволительно и мужчинам. Достаточно вспомнить слова Сергея Есенина:

«Мы все в эти годы любили,
Но, значит, любили и нас».

Другой персонаж романа — Тарасов (Некрасов). В штабе я сразу заметил его обожженное лицо. Кто-то сказал мне, что он боевой летчик, Герой Советского Союза. У него на счету было сбито более двух десятков самолетов, весь набор орденов, но героя ему не дали. Дело в том, что в воздушном бою он был сбит, с обгорелым лицом попал в плен. Удивительно, но немцы вылечили его в госпитале, однако шрамы на лице остались. Из плена он сбежал, попал к особистам. Один «благородный» особист посоветовал ему говорить на допросах одно и тоже, а в бумагах писать тоже самое до последней запятой. Это его и спасло, он продолжал громить врага, но по службе его не особенно повышали. Я слышал от него один не боевой эпизод. В битве под Москвой зимой большой авиационный начальник приказал ему слетать в тыл и доставить на фронт пять ящиков водки. Начальник предупредил о том, что если хоть одна бутылка будет разбита, то пилоту несдобровать. Задание было выполнено. К молодежи полковник Некрасов относился уважительно. Попавшему в беду товарищу он всегда подставлял свое плечо и выручал.

Рас Банас.

Рас Банас, в греко-римский перид назывался Береника. В те птоломеевские времена это был крупнейший порт на Красном море. А в наше время, более сорока лет назад — это был район боевых действий под названием «Красноморский военный округ». С Береникой связан забавный эпизод из недавней истории. Об этом пишет знаток Египта Владимир Беляков:

«В мае 1964 г. в Египте находился Н. С. Хрущев... На другой день Насер решил дать гостям отдохнуть. Они прилетели из Асуана на военную базу в Беренис, сели на яхту и вышли в море, чтобы порыбачить. Незадолго до этого в Ираке были повешены два коммуниста, и Хрущев выразил по этому поводу недовольство Арефу. Завязалась бурная дискуссия. Спорили с восьми утра до двух дня. Времени на рыбалку уже не осталось, и после обеда незадачливые рыбаки вернулись самолетом в Асуан» («Египет: вдоль и поперек», стр. 250).

Неточности и опечатки. В 1969 отмечалась 52 (а не 42) годовщина Октября (стр. 209). Хрущев посетил Египет в 1964 году (а не в 1963) — стр 56. Гиперболизируя можно сказать, что сейчас пошел не тот редактор и корректор, которые полагаются на компьютер. Когда я был редактором технической литературы, то за три ошибки меня три месяца склоняли на собраниях и топали ногами. Примеры опечаток: «Но любому путешествия приходит конец» (стр. 277). «Господи_ и госпожа такие-то» (стр. 209). «Омар Шериф — правильно Омар Шариф» (стр. 129). Сам когда-то сделал такую же ошибку. «Путь радуется — пусть радуется» (стр. 46). «Египтяне освободили почти весь Синай в 1973 году» (стр. 263). На самом деле египетские войска продвинулись на 10—15 км от канала. "...после войны 1957-го за Суэцкий канал..."(стр. 42) — Суэцкий кризис 1956. Военные действия прекращены 7 ноября 1956. В декабре 1956 года Англ. и Фран., а в марте 1957 Израиль вывели свои войска из Египта. Автор романа пишет, что в Хургаде размещалось два ракетных дивизиона. Я посещал Хургаду с 1968 по 1971 год, но ракетчиков там не было.

Умм Кульсум.

Автор упоминает знаменитую египетскую певицу Умм Кульсум (1908 — 1975)."Поет Умм Кульсум — лучшая певица Египта. Трансляция ее концерта по радио — праздник для Египта«. Очень хорошо сказал наш ленинградский коллега Владимир Дудченко, написавший уже две части романа «Канал».

Хочется добавить кое-что и мне. В конце сентября 1970 я с двумя медалями в чемодане уезжал из Каира в отпуск. В зале ожидания международного аэропорта я заметил группу артистов с музыкальными инструментами. В Москве появились афиши:

«Выступает знаменитая египетская певица Умм Кульсум». Однако на следующий день (28 сентября 1970 года в возрасте 52 лет) умер президент Насер. Певица отменила свои выступления и вернулась в Египет.

В романе значительное место уделяется философии. Однако упоминание о посещении Египта философом Владимиром Соловьевым в 1875 году, а также его встреча с Ростиславом Фаддеевым в Каире дополнила бы роман.

Автор лишь вкратце говорит о 100-летии со дня рождения Ленина. Однако это событие не осталось незамеченным. Все советники и переводчики в Египте получили эту медаль в 1970 году. Проводились мероприятия и с египтянами. В штабе ПВО было проведено собрание, присутствовало около 20 старших офицеров, переводил мой однокурсник арабист Л. Перед началом мероприятия был исполнен государственный гимн Египта. Мой коллега рассказывал, что такое же собрание было проведено и в штабе ВВС. Пришло мало офицеров. На следующий день Хосни Мубарак приказал провести мероприятие повторно — пришли все. Политработники говорили, что солдат из 3-й армии нарисовал портрет Ленина, правда с арабскими чертами.

К чести героя романа, он посещает выставки и музеи. До сих пор я сохраняю пропуск на арабском языке в Египетский национальный музей, выданный Департаментом древностей Египта. В моей библиотеке хранится и путеводитель по музею на английском языке, подаренный директором департамента.

Пропуск в Музей. Действительный во все музеи Египта

Боевые эпизоды перечитываю повторно. Изложено правдиво, профессионально. Перед глазами встают образы и картины, когда " вставала земля на дыбы«.Заглянул в свой архив. Нашел и свои воспоминания:

«Наш человек в Египте» (НВО, № 40, 2005): http://nvo.ng.ru/notes/2005-10-21/8_egypt.html

Список военнослужащих, погибших в Египте дан на сайте —

http://www.hubara-rus.ru/heroes.html

В Интернете есть и воспоминания Василия Мурзинцева. Записки военного советника в Египте — http://lib.ololo.cc/b/216940

Журналист Владимир Беляков писал: «Из всех людей, так или иначе внесших свой вклад в налаживание и укрепление советско-египетских отношений, я хотел бы по справедливости выделить две группы — строителей высотной Асуанской плотины ивоенных. Ибо за всё это время именно они оставили особенно глубокий след на египетской земле».

Роман возвращает память в Египет. Египет не забывается!

Однако не все прототипы героев романа числятся в списках участников боевых действий. Военные власти через сорок лет дают сухой ответ: «Находился с... по... Других сведений не имеется».

«Время войне, и время миру», — сказано в древности. В начале декабря моя младшая дочь полетела по работе в Хургаду и в Шарм-эш-шейх. Я ей вручил книгу Чарльза Уилсона «TheOrdnance Survey of the Peninsula of Sinai» (Топографическая съемка Синайского полуострова). Эта «инкунабула» была издана в Лондоне в 1880 году. (Сейчас электронную версию книги за деньги можно заказать по Интернету). Дело в том, что в библиотеке миротворческих сил в Исмаилии более тридцати лет назад эту книгу подарил мне командующий Чрезвычайными Вооруженными Силами ООН финский генерал Энсио Сииласвуо (1922 — 2003).

Пожелаем автору, коллеге и ветерану творческих успехов на литературном поприще.

В Москве шесть ветеранов помнят Игоря Куберского по совместной службе в Египте.

Многие из нас, прочитав книгу, пройдут по следам героев романа, а может быть и по своим собственным.

Quodpotui, feci — Что мог, я сделал.

P.S. Автор романа недавно прочитал мои размышления. Ответ последовал через сорок минут.

«Спасибо за ваши размышления по поводу моего романа.
Тираж не указан, потому что он очень небольшой. Это, так сказать, пилотный вариант. Сейчас роман готовится к публикации в питерском толстом литературном журнале „Звезда“. Постараюсь в корректуре учесть все ваши замечания, за которые благодарю.
Книгу В. Ф. Голубева „Крылья над Ладогой“ я выпускал в Лениздате.
Удачи вам!
И. К.»

Отзыв израильского журналиста Владимира Бейдера о романе и авторе можно прочитать на сайте (11 ноября 2010): http://imhonet.ru/person/19423/opinions/

Анатолий Иванович Исаенко З-68,

Ветеран боевых действий в Египте 1968 — 1971

Город Москва

http://www.clubvi.ru/news/2010/12/14/i/

Категория: Отзывы и рецензии | Добавил: lilu (15.01.2011)
Просмотров: 1695
Всего комментариев: 0
avatar