Главная » 2012 » Март » 24 » 155. Имбирь в сахаре
18:56
155. Имбирь в сахаре
Из рассказов о Локасе
Свежий имбирный корень должен быть гладким, плотным, не сморщенным и маловолокнистым...
(Кулинарная энциклопедия)


После развода Локас долго не влюблялся, а тут - на тебе! - взял и влюбился. И не в кого-нибудь, а в продавщицу. Прямо, как моих давних стихах: "Кому кто, а мне нравятся продавщицы…") И не просто в продавщицу, а в продавщицу сладостей - это, согласитесь, совсем не то же самое что, скажем, продавщица скобяных товаров. Сладости продавались в универмаге (универсаме? гастрономе? гипер- или супермаркете?) "Сопот", что как раз напротив станции метро "Приморская". И вот входит после работы мой приятель Локас в этот самый "Сопот", неизвестно каким образом связанный с одноименным польским морским курортом, и с ходу, то есть с первого взгляда, влюбляется в эту самую продавщицу, к лотку которой он и подошел.
Нужно сказать, что данные лотки, иначе - прилавки, в наши дни выглядят куда как привлекательно - тут тебе и всякие сушеные, полусушеные и вяленые фрукты всех возможных наименований изо всех возможных теплых стран, и орешки разных видов и сортов - в натуральном, жареном и прочих видах, облитые коричневым или белым шоколадом, а то еще и под какой-то йогуртовой глазурью - никогда у Локаса не хватало терпения все эти названия прочесть. А цель у него обычно одна и та же - купить инжир, чернослив и курагу. А к ним иногда - и грецких орехов. Потому что еще очень давно, когда он начал обращать внимание на состояние собственного здоровья, он вычитал, что смесь меда, грецких орехов и кураги весьма способствует.
Тогда при чем здесь инжир и чернослив? А не спешите. Потому что последние два тоже способствуют, только другому - хорошей работе перистальтики, то бишь кишечника. А с этим у Локаса проблемы. Но поест он инжира - и никаких проблем…
Ну так вот, подойдя к лотку, переводит Локас взгляд с инжира на продавщицу и тут же обмирает всем своим мужским существом - потому что за прилавком перед ним стоит девушка (или молодая женщина) его мечты.
Как описать ее, чтобы было понятно, какова мечта у Локаса, каков его вкус? Если коротко, то как-то так: перед ним стояла стройная красавица-казачка, представительница южных районов России - маленькая аккуратная головка, соболиные брови, иссиня-черные, гладко убранные назад со лба и ушей волосы, точеные черты милого, слегка погруженного в себя лица, выражавшего некоторую холодность, замкнутость и отчужденность - сигнал о какой-то жизненной неудаче. Но это была именно она - та самая, какую он только мог себе представить, его земная половинка...
Голос не очень-то слушался Локаса, когда он попросил отпустить ему по триста граммов чернослива, кураги и инжира.
Пока продавщица взвешивала его заказ, он успел рассмотреть ее руки - на пальцах колец не было, значит, незамужняя.
Тут произошла заминка, потому что когда продавщица, сложив все три мешочка в общий пакет, протянула его Локасу, мой приятель, глядя на нее теплыми глазами, сказал: "Я еще просил двести граммов грецких орехов". - "Вы не просили," - возразила продавщица. Изобразив губами легкое недовольство, она открыла новый мешочек, насыпала двести граммов орехов и назвала цену. Цена показалась Локасу несоразмерной, и его обдало жаром, потому что он видел, что требуемые грецкие орехи стоят 65 рублей за 100 граммов, то есть всего 130 рублей, а не 240, как сказала продавщица. В панике он оглядел цены на лотке и понял, что ему насыпали вместо украинских грецких - чилийские, которые действительно стоили почти вдвое дороже.
- Простите, но я имел в виду украинские грецкие орехи, - пояснил Локас.
- Надо было так и сказать, - с осуждением заметила продавщица.
- Еще раз простите, - сказал Локас, - я просто не заметил, что у вас два вида. - Мне украинских, пожалуйста...
Продавщица демонстративно высыпала одни орехи и насыпала другие, всем своим видом давая понять, что лохи-покупатели ее уже достали.
С тем Локас и ушел, неся в себе одновременно влюбленность и досаду, если даже не разочарование, ибо высокое его чувство было сразу и решительно подвергнуто проверке на прочность. Локас понял, что это испытание. Ну - все, как в жизни, когда мы-романтики, узнаем, например, что наша возлюбленная, которую мы готовы носить на руках, тоже имеет некоторые недостатки, как и естественные надобности, отправляемые не на небесах, а в туалете…
Чувство Локаса выдержало это испытание, и следующий его визит к даме неделю спустя прошел без осложнений - он заказал, ему насыпали, он сказал спасибо и ушел, неся в себе новые мечтания, как-то: подарить продавщице свою только что вышедшую в одном маленьком издательстве книгу под названием "Новый этимологический словарь русского языка". Смущало его лишь то, знает ли она, что такое этимология, в отличие, скажем, от энтомологии, этологии или этнологии…
Так прошло месяца два, и книжку свою Локас не подарил и ближе не познакомился. Да, он не приблизился, но и не отдалился, неся в душе ровный свет влюбленности, которая помогала ему преодолевать мелкие неприятности жизни. Только и узнал он, что его пассию, судя по чеку, зовут Дюжикова Юлия Валерьевна. Юленька, короче.
И вот приходит Локас в очередной раз за покупкой чернослива, инжира и кураги, поскольку его перистальтика, как и свет в его душе, ровно на том же месте. Заказывает он это все, и Юленька это все ему отвешивает, по-прежнему явно не помня и не отмечая его, Локса как личность, то есть видя на его месте лишь безликого потребителя сладкого, - отвешивает и называет цену. И Локас, почему-то находясь на сей раз в более трезвом и аналитическом состоянии ума, вдруг осознает, что цена эта несоразмерна его покупке. Может, подорожало, думает он доставая деньги и получая сдачу…. А потом идучи к дому, еще мысленно пересчитывая - что по чем.
Придя домой, Локас достает чек и впервые за два месяца знакомится с его содержанием, а не только с тем, что это чек от Дюжиковой Юлии Валерьевны.
Читает он: чернослив - да, курага - да, но вот вместо инжира… вместо инжира там значится имбирь в сахаре, сто граммов которого стоят чуть ли не вдвое больше ста граммов инжира. В легком смятении Локас находит несколько других, любовно хранимых чеков, и там то же самое: никакого тебе инжира, а токмо лишь имбирь в сахаре, про который даже неизвестно, как он выглядит.
Как же так? - думает Локас.
Хотелось ему взять эти чеки и отнести их Юленьке со словами: "Верните мне мою любовь". Но он не стал этого делать.
А любовь действительно ушла.
Сразу же, в тот же день.
Категория: Блог писателя | Просмотров: 1019 | Добавил: jurich
Всего комментариев: 81 2 3 4 »
avatar
1
Ну до чего бабы стервы - вот так вот взять и убить любовь.
avatar
2
wacko ну... не все...
1-1 2-2 3-3 4-4
avatar