Игорь Куберский. Блог писателя
Блог писателя

Главная » Блог писателя
И все-таки бог шельму метит. Особенно политиков, ибо всем известно, что политика — дело грязное. Не отрицают этого и сами политики. Среди интеллектуальной элиты считается дурным тоном идти во власть. При этом наверху оказываются вовсе не люди о семи пядей во лбу, не выдающиеся личности, а люди вполне заурядные, но, конечно, с острым, почти звериным нюхом на конъюнктуру, то есть сервильные. А так они ничего собой не представляют. Сомерсет Моэм, видевший их близко, писал в своей книге "Подводя итоги": "Я лично куда охотнее провел бы месяц на необитаемом острове с ветеринаром, чем с премьер-министром". Тем более досадно, когда от поведения и решений таких безличностей зависят судьбы страны, твоя судьба, судьбы твоих детей. Но что делать - пока одни брезгливо отворачиваются от власти, другие, как тараканы, лезут наверх. Тем более что в России власть — это все, и прежде всего кормушка. На наших глазах произошел последний отток деловых людей, то есть бизнеса, в чиновники, и обратного оттока пока не предвидится. А что это значит для страны, где власть важнее и престижнее бизнеса — это значит, что хорошей жизни не будет, а что будет, то можно обозначить одной буквой Ж, то есть полной Ж...
Но я о физиогномике — науке или лженауке определять характер той или иной личности по чертам лица и особенностям черепа и ушей. Возможно, я никакой не физиономист, и все же опыт жизни не пропьешь, особенно если он не всегда сладкий, а даже и не без горечи. Посмотрите на лица детей — они светятся. Или на лица юных девушек и юношей — они полны внутренней радости. Глаза, что называется, широко распахнуты, и в них ничего или почти ничего темного, гадкого — они полны света и ожидания счастья. Которое к некоторым придет, хотя и далеко не ко всем. А теперь посмотрите на лица сорокалетних мужчин и того же возраста женщин. 99 процентов женщин усталы и измучены, и таковы же мужчины — в заботах о хлебе насущном, в нелегких трудах и вечных проблемах. Редко у нас встретишь в этой возрастной группе приветливую улыбку, светлый взгляд. Алкоголиков и прочих отморозков не рассматриваем. Далее — старики. Тут вовсе мрак, а то и ненависть и нетерпимость к тем, кто помоложе. Может, на селе и остались светлые старушки и старички, но мне такие не встречались. При том, что жизнь у всех примерно одинаковая, с одинаковым количеством бед и радостей — жизнь такова, какова и сама страна: из огня да в полымя, от черного к белому и наоборот, и вокруг ложь, тьма и попрание всего исконно человеческого...
Но выживают в предлагаемых жизнью и страной обстоятельствах по-разному. Оттого и лица разные — оттого к зрелым годам каждый должен отвечать за свое лицо. А лицо, его выражение, выражение глаз — это опыт жизни, вернее - мысли, которые ты об этой жизни приобрел. Больше хороших мыслей, чем плохих, — лицо светлее. Больше плохих, чем хороших, — лицо темнее.
Вопрос - почему наши лица становятся такими, какими они становятся? Ответ: нас топчет образ жизни, который суть производное от образа государства. А государство наше наследственно авторитарное, где власть все, а человек ничто. В России нет понятия свободный независимый человек, в России есть понятие раба, винтика системы. Почему мне не нравится церковь в придачу к государству - именно потому, что она называет человека рабом божьим. Неважно, что второе слово бог, важно, что первое слово - раб. Почему в Америке гораздо меньше вот таких опрокинутых, мрачных, неулыбающихся лиц, какие у нас на каждом шагу? Потому что в Америке гражданские права человека значат гораздо больше, чем мы можем себе представить. То же во Франции, Англии, Германии, Италии, Голландии... Потому там гораздо больше веселых людей и светлых лиц.
А теперь - о лице власти. Ну... мне ее лицо совсем не нравится. В лучшем случае оно не выражает ничего, в худшем - презрение, самодовольство, чувство собственного превосходства и замаскированное лукавство. Готовность услужить тому, кто выше, и пнуть того, кто ниже. Накануне важных событий в своей стране в виде выборов в Думу, а потом и высшего должностного лица государства, я бы на месте приближенных к трону имиджмейкеров подумал над тем, как должно выглядеть гипотетически главное лицо. Что-то с ним происходит последнее время - в Сети активно обсуждаются перемены во внешности. В самом деле, и я, грешный, это заметил, еще не заглядывая в гугл. Пишут - это уколы ботокса, что разглаживает морщины и омолаживает кожу. Может и разглаживает, только зачем? Лицо становится округлое, бабье (мордовское - заметил кто-то), а глазки - маленькими, и оттого что они бегают и избегают смотреть на собеседника, как-то и вовсе становится тошно.
Ведь что такое морщины на лице мужчины - это его путь, его борения с самим собой и с другими, его схватки, сомнения, его победы и поражения. Как же без всего этого?
Впрочем, когда в стране нет реальной оппозиции, в ее роли все равно выступает само Время. И оставляет меты, которые не стереть.
Категория: Блог писателя | Просмотров: 945 | Добавил: jurich | Дата: 15.09.2011 | Комментарии (5)

Кто не помнит, напоминаю: этот афоризм прозвучал из уст Сталина в 1935 году на Первом совещании стахановцев, хотя еще год назад после убийства Кирова в стране начался террор. Чувство юмора подсказало народу продолжение этой замечательной фразы: "Шея стала тоньше, но зато длинней". Видимо, чувство юмора и помогло народу выжить. И еще - война с фашизмом, переключившая вектор гнева.
Вообще афоризмы — это вещь! Ну, скажем, «В одну и ту же реку нельзя войти дважды» (Гераклит) или «Верю, потому что абсурдно» (Тертуллиан?) или это — «После нас хоть потоп» (маркиза Помпадур - Людовику ХV). Обогатилось афоризмами и новейшее время: «Мочить в сортире», «Дума не место для дискуссий», «Россия — вперед!» Последний призыв по праву мог бы принадлежать Петру Первому, вознамерившемуся сделать Россию не хуже Европы. Интересно, что и через триста лет дело куда как актуально...
И все же стало ли жить лучше, то есть стало ли сегодня лучше, чем вчера? Несомненно! Доказательства? Их есть у меня!
Года два назад я окончательно перешел на плоские мониторы, в связи с чем прежняя самсунговская громадина и ее пятнадцатидюймовый братец оказались не у дел. Братца я отнес хорошим знакомым, а громадина стояла на балконе, ожидая лучшей участи, потом перекочевала в общий с соседями по площадке коридор, а потом, поскольку ни одному из наших добрых соседей не показалась, была препровождена в вестибюль подъезда. Туда обычно жильцы нашей одиннадцатиэтажки и сносят все, что им больше без надобности, включая книги. Несколько связок книг в свое время отнес вниз и я — разобрали их довольно быстро. Не ламповый Самсунг, несмотря на то, что я написал на ленте, к нему приклеенной, «исправный», то есть в рабочем состоянии. Неделю он простоял в вестибюле у входа, понурый и никому не нужный. И вчера под вечер, когда уже все вокруг стало одним цветом, я отнес его на нашу вещевую помойку во дворе и там водрузил на вполне исправный кухонный стол, который пригодился бы мне на даче, будь она у меня. Как и черное, офисное, вращающееся вполне исправное кресло на колесиках, стоявшее рядом с исправным столом. Лет двадцать назад я бы ни за что не прошел мимо такого чуда.
Так, правда, сорок лет назад, тащил я к себе домой книжные полки, выброшенные обновившейся районной библиотекой. А еще помню отличные пружинные диванные подушки, послужившие нам после помойки еще лет десять... Да, все это в прошлом, но и вчера, в душе у меня шевельнулся совок, живший в мире товарного дефицита, и уж не знаю, почему я на обратном пути не прихватил с собой то офисное кресло...
О чем то бишь я? О том, что мы зажрались, и нам уже не нужен двадцатитрехдюймовый ламповый Самсунг в рабочем состоянии... Точно так же, как и вполне исправный холодильник, с которым несколько ранее пришлось расстаться здесь же, на помойке.
А иду сегодня утром на работу — ветрище! Дай, думаю, посмотрю, поднялась ли Смоленка? Еще как поднялась! Ага, думаю, опять наводнение. А потом вспоминаю, что дамба-то достроена, и сам вездесущий лидер нации нажал там какой-то нужный рычаг или кнопку, обозначив пуск. Ну а раз достроена — то больше не видать Питеру тех роскошных наводнений, свидетелем которых бывал не раз и я. Стало быть, отныне ворота на замке...
И все-таки как-то грустно. Поэтому на вторую часть афоризма, насчет «веселей», у меня нет однозначного ответа...
P.S. Как оказалось, с выводом насчет "зажрались" я явно поторопился. Заглянул на помойку - от стола остались одни ножки, а ноги сделали и столешнице от него, и офисному креслу, и монитору. Ура! - И.К.
Категория: Блог писателя | Просмотров: 1027 | Добавил: jurich | Дата: 14.09.2011 | Комментарии (3)

Вот два стихотворения моего любимого поэта. Они полностью противоречат друг другу, как теза и антитеза. Первое стихотворение - о Сталине, разумеется. Второе - одно из последних, если не самое последнее, в творчестве поэта... Нет, не для того я их привел, чтобы позлопыхать на тему, что и на солнце пятна. Просто хочу напомнить о тех страшных временах, когда, пожалуй, невозможно было оставаться самим собой, не подвергая себя смертельной опасности.
Не дай бог им вернуться...

БОРИС ПАСТЕРНАК

А в те же дни на расстоянье
За древней каменной стеной
живет не человек, — деянье:
Поступок, ростом с шар земной.
Судьба дала ему уделом
Предшествующего пробел.
Он — то, что снилось самым смелым,
Но до него никто не смел.
За этим баснословным делом
Уклад вещей остался цел.
Он не взвился небесным телом,
Не исказился, не истлел.
В собранье сказок и реликвий,
Кремлем плывущих над Москвой,
Столетья так к нему привыкли,
Как к бою башни часовой.
Но он остался человеком
И если, зайцу вперерез
Пальнет зимой по лесосекам,
Ему, как всем, ответит лес.
И этим гением поступка
Так поглощен другой, поэт,
Что тяжелеет, словно губка,
Любою из его примет.
Как в этой двухголосной фуге
Он сам ни бесконечно мал,
Он верит в знанье друг о друге
Предельно крайних двух начал.
1935

***
Перед красой земли в апреле
Опять, как вкопанный стою.
Но север держит в черном теле
Тебя, родимую мою.
Зачем отмерены так куце
Дерзанья наши и мечты,
И не дано нам развернуться
От сил и сердца полноты.
Мне мир открыт, я миру ведом,
Зачем мне даром пропадать
И за общественным обедом
Из хлеба шарики катать.
Зачем отмалчиваться робко,
Свое заветное тая,
Зачем расхлебывать похлебку,
Которую варил не я.
Столом с посудой лучше грохну,
Пускай и отобью кулак,
Но с общим стадом не заглохну
В толпе ничтожеств и кривляк.
В компании личин и кукол
Комедии я не ломал,
И в тон начальству не сюсюкал
В толпе льстецов и прихлебал.
Категория: Блог писателя | Просмотров: 1234 | Добавил: jurich | Дата: 11.09.2011 | Комментарии (3)

Только что прочел:

"Российская оппозиция запускает проект «Голосуй против всех» и создает движение «наХ-наХ: Голосуй против всех». Таким способом, движение призывает граждан прийти на участки и перечеркнуть бюллетени на декабрьских выборах в Госдуму, пишет российский Коммерсант.
Оргкомитет «нетривиальной группы граждан» возглавил сопредседатель незарегистрированной Партии народной свободы Борис Немцов. Политик пояснил изданию, что движение собирается объяснить гражданам, что выборы в Госдуму «не что иное, как фарс и мошенничество»"

В связи с чем вспомнился цикл "Из жизни поросят", написанный мною три года назад. Он есть у нас на сайте: http://kubersky.spb.ru/publ/23-1-0-35
Вот только два стишка оттуда:

Поросенок и гражданин

В Единоросской каше
Нах-нах, зато с баблом,
Нух-нух подался в Наши,
Но с Нашими – облом.
Них-них (из той же Раши),
Романтикой влеком,
Не гнется у параши,
А сыт и Яблоком.

Поросятина

Нах-нах готовит плутинг
Для глупых поросят,
Нух-нух спешит на блудинг
Единороссият,
Мякитохохолковый
Холуеватый свих...
И только Них Яловый -
Чужой среди своих.
Категория: Блог писателя | Просмотров: 638 | Добавил: jurich | Дата: 29.08.2011 | Комментарии (0)

Смотрю на кубизм, фовизм, футуризм, абстракционизм и пр. с ужасом и отвращением.
Как так? Ведь в молодости все это нравилось, этим жил, дышал... Что изменилось в головушке? Теперь в этом вижу лишь ненависть к жизни и человеку...
Категория: Блог писателя | Просмотров: 701 | Добавил: jurich | Дата: 25.08.2011 | Комментарии (2)

Нет, возрожденье нескоро,
Глухо молчит благовест -
Только чиновников свора
Рыщет в потемках окрест.

Вот такие приснились строки - в духе отечественной гражданской лирики конца 19 века... Чего только не роится там, в подкорке...
Ну, насчет благовеста - этого как раз сегодня вполне хватает, даже у меня под боком за речкой Смоленкой, где церковь и все прочее, включая часовню Ксении Блаженной Петербургской. Когда меня по дороге к метро останавливают, чтобы что-то спросить, чаще всего это - как пройти к часовне... А свора чиновников - да, это вполне актуально, и даже не для потемок, но и для дневного времени...
Когда-то, лет тридцать пять назад, я написал стихотворение про эти места, про Остров Декабристов, где мы стали жить с 1970 года в новом доме, обозванном китайской стеной и занимающем чуть ли не всю улицу Одоевского. Тогда от этого дома до самого залива, вдоль напрямую прорытого нового русла для Смоленки, почти ничего не было - пустырь. На пустыре, заросшем кустами ивняка, отдыхала летом местная публика, купалась в еще чистой Смоленке. Где-то уже бухали сваезабивальные, попыхивающие дымком машины, работающие на солярке, но, в общем, было пусто и еще сравнительно чисто.

Опять, на локти опершись,
смотрю, скорей светло, чем грустно,
на то, как изменяет жизнь
моих привязанностей русло...

Кончалось это стихотворение так:

Порой прошелестят кусты,
как в ожиданье перемены...
Непотревоженный пустырь,
мой собеседник сокровенный.

Что я в собеседники избрал пустырь, было вполне созвучно моему тогдашнему умонастроению... С тех пор от пустыря осталось всего ничего - лишь пядка земли вдоль левого берега Смоленки, отданная пока под автозаправки и автостоянки - все остальное застроено, особенно активно и особенно неказисто - с начала нового тысячелетия. Новые кварталы очень дорогих домов-квартир для новых русских, с подземными гаражами и всей инфраструктурой, включая гипермаркеты, детские сады, кафешки, рестораны, и пр., никаким архитектурным стилем, кроме разве что коробчатого стиля Корбюзье, не отмечены - колоссальное количество окон, стеклянные плоскости в мелкую клетку - вот и все. Конструктивизм, теперь сплошь одетый в стекло... - примерно так у нас строили в 30-х годах прошлого века, пока не перешли на сталинский ампир...
Обидно, поскольку это нечто, похожее на неправильно собранный трансформер, считается морским фасадом города...
К этому фасаду теперь присовокупили несколько сотен гектаров новой насыпи, отрезав жителей острова от берега залива. Туда, на эту насыпь, лишь одна дорога, под шлакбаумом с будкой мента, а вдали маячат у нового причала четыре огромных многоэтажных морских парома, прибывших к нам из Скандинавии. Похоже, для этих четырех еженедельных паромов со скандинавцами и вся затея. А мы как-нибудь перебьемся и без берега...
Впрочем, есть еще одна насыпь, дорога на которую перегорожена бетонными плитами. Но наш человек не знает преград - плиты раздвинуты и широкая народная тропа выводит на эту новопитерскую косу. Не путать с Куршской. Там гуляют. Иногда там гуляет и наша собака. Плавать она пока не умеет или не хочет - вместо этого заходит в воду и ложится, как дама в ванну, к изумлению окружающих. Такая вот собака.
Вчера я, в подтверждение своей позиции насчет русского на пленэре, съездил к этой косе и убедился, что питерцы действительно ничуть не хуже новгородцев. На дальнем выходе с этой косы, примыкающем к берегу, навалены тонны пищевых отбросов во главе с пластиковыми бутылками. Тонны... Вдохновляет разве лишь то, что на ней самой мусора в пределах видимости не так уже много...
Нет, возрожденье нескоро... Во всяком случае, не сегодня и не завтра... А может быть, что и никогда.
Категория: Блог писателя | Просмотров: 884 | Добавил: jurich | Дата: 21.08.2011 | Комментарии (17)

Не выходит из головы песня в том самом знаменитом горловом исполнении Людмилы Зыкиной, народной артистки СССР, сказавшей в одном из своих последних интервью: « ...а это ваше эС-эН-Гэ - то еще гэ». Очень, впрочем, может быть... Слова же песни такие:

Гляжу в озера синие,
В полях ромашки рву,
Зову тебя Россиею,
Единственной зову.

Дальше - круче:

Не знаю счастья большего,
Чем жить одной судьбой...

Ну, любовь, к родине, это, понятно, без вопросов. Но в чем она, эта любовь, выражает себя? В любви к власть предержащим, к своей истории, к культуре, к народу, к своей земле, то есть к лесам, полям и синим озерам? Об этом и поговорим...
Но сначала о Канарах, об испанском городке Лас-Пальмас, в котором этим летом по случаю удалось побывать.
Каждый день с шестого этажа четырехзвездочного отеля «Конкорд», где мы с дочкой завтракали, открывался замечательный вид на бухту и городской песчаный пляж, протянувшийся вдоль нее на несколько километров. Утром, до очередного прилива, начинавшегося где-то в одиннадцать, бухта была спокойна, отгороженная от океана (Атлантического) естественной преградой в виде каменного барьера, за которым бушевали волны, - спустя час они, уже накрыв этот барьер, начинали попирать плоский берег, каждый раз пробегая в накате метров пятнадцать по чистейшему песку... Раз, в затишье отлива, я даже сплавал к обнажившейся каменной гряде, так называемой литорали, полной невероятно скользких ванночек и ванн, где мальчишки добывали то, что не успело в буквальном смысле вовремя смыться...
И о погоде...
Были те пресловутые плюс 24 градуса по Цельсию, что держатся здесь круглый год, температура воды не больше двадцати двух, и над городом, пляжем, бухтой, в основном над ее левой частью, где начинались горы, весь день стояли, точнее шли облака, иногда вежливо раздвигаясь для солнца, чтобы сразу дать всем понять, что в этих африканских широтах оно довольно жгучее. Но в общем, Атлантика — она и в Африке Атлантика. У английского поэта-романтика Перси Биши Шелли есть знаменитая "Ода западному ветру". И я убежден, что освежительный дух этого ветра везде одинаков - и над городом Лас-Пальмас, и над Питером, и над Нормандией... В общем, если о погоде, то было скорее прохладно, чем наоборот, а временами даже зябко, как на моей родной Балтике...
Так вот с утра, с высоты шестого этажа открывался замечательный вид на эту бухту, на пляж, на котором где-то в десять часов происходило одно и тоже действо. Человек тридцать-сорок молодых людей, включая девушек, в красных жилетах, строились, делали какие-то упражнения и затем пускались в бег в одну сторону, а самые выносливые - еще и обратно. Потом этих молодых людей я видел рядом с собой на пляже — они представляли службу международного Красного креста — следили за порядком, с легких четырхметровых вышек, под которыми стояли надувные лодки с мощным мотором, наблюдали за плавающими, а еще — заботились об инвалидах-колясочниках. Их привозили сюда на автомобилях Скорой помощи, опускали вместе с креслом наземь с помощью подъемника, а затем желающих пересаживали на специальные надувные кресла, дабы предложить морские ванны. Два улыбчивых, приветливых и крепких молодых человека в гидрокостюмах закатывали таких инвалидов — в основном пожилых женщин - глубоко в воду, и те, с радостно-испуганным визгом качаясь на бурных волнах, получали свое море удовольствий...
Вы когда-нибудь видели у нас на родине, как прикованного к коляске инвалида купают в волнах? Я - ни разу! Вас бы это тронуло? Меня — да. А еще больше это тронуло мою пятнадцатилетнюю дочь, только начинающую осмысливать наше геополитическое бытие.
Пляж был чистый, в песке ничего, кроме песка, и секрет этого мы с дочкой постигли как-то поздно вечером, когда увидели в темноте на пустом пространстве, где только вдалеке у берега вспыхивали волны, огромную уборочную машину, которая катилась по пляжу, просеивая его и оставляя в себе ингредиенты размером больше одной песчинки...
Днем же время от времени из радиорепродукторов над головой раздавалась на испанском и английском информация, что данный пляж имеет диплом одного из самых ухоженных пляжей Канар и что-де надо его беречь и поддерживать на нем порядок...
Да и сам город Лас-Пальмас, кстати, совсем не туристский, а обычный, для своих собственных жителей, был пляжу под стать — ни соринки, ни пылинки, ни осколка бутылки, хотя пьют испанцы ничуть не меньше других народов...

А теперь заглянем в озера синие родной стороны, о которой в другой очень популярной песне поется:

Вижу горы и долины,
Вижу реки и моря, -
Это русские картины,
Это Родина моя!

Нужно сказать, что русские картины за последние годы заметно изменились, и не только благодаря гипермаркетам и макдональдсам. С автомобилизацией всей страны наши реки и озера оказались, как бы это помягче сказать, так засраны, что впали в кому. Думаю, это касается всех рек и озер России, к которым проложены хотя бы грунтовки... Раньше такого не было — свидетельствую как бывший турист, путешествовавший по весям Ленинградской области, равно как по долинам и по взгорьям Севера и Юга нашей казалось бы необъятной страны... На своих плечах харчей много не унесешь, да и то, по правилам и законам моей молодости остатки трапезы, в основном в виде консервных банок, надлежало закопать поглубже, и все. Теперь к рекам и озерам приезжают на колесах, с тоннами жратвы и питья. Пикник у воды - это и есть новая русская забава. После нее у той самой воды остается весь этот омерзительный хлам - никто из пировавших не удосуживается довезти его на своем средстве передвижения до ближайшей помойки. Возле деревни Ильмень на замечательном естественном песчаном пляже у знаменитого древнего озера Ильмень в это лето, как и прежде, я видел те же помоечные кучи мусора, основным ингредиентом которого были стеклянные и пластиковые бутылки ... В лучшем случае одноразовая посуда с остатками того, что не влезло в брюхо, банки и прочая дрянь были впихнуты в полиэтиленовые пакеты и заброшены в прибрежные кусты.
Я знаю эту публику, оттягивающуюся на пляже, насмотрелся за годы визитов... — это не какие-то там приезжие, не люди пресловутой кавказской национальности и даже не питерцы. Это местные жители, аборигены Великого Новгорода, гордые его историей... Возле деревни Холынья, знаменитой своей деревянной церковью 14 века и солеными огурцами, над высоким берегом реки Мсты, с выжженной от кострищ травой, со следами джипов и прочих парноколесных, я видел плакатик на куске фанеры. Текст его гласил: "Любишь есть и купаться? Убери за собой, чтобы человеком остаться". А рядом с плакатиком - все тот же срач. Впрочем, такой же как везде, в том числе и под Питером...
Вопрос: почему русский человек так себя ведет? Почему после себя он оставляет эти безобразные памятники свинства и антисанитарии? Он что, не приедет сюда больше? направится в другие, еще не оскверненные им, места? Ведь лето - это три месяца, в конце каждой недели есть два нерабочих дня, и если светит солнце, то снова хочется к воде, на теплый нежный песочек... Неужели он не думает о своем завтра или хотя бы своем ребенке, который в следующий приезд может поранить ногу о брошенный рыбий скелет или об осколок бутылки?
Раз я пробовал остановить двух местных ильменских подростков - они шли по пляжу, и один из них, вооруженный железным штырем, разбивал еще целые бутылки. Я выхватил этот штырь, сказал, что так делать нельзя, но помню, как подросток совершенно равнодушно, как на пустое место посмотрел на меня, и что было в его глазах, мне не передать — что-то, что, наверное, было еще на заре неокультуренного человечества... в них было неведение тьмы. Свое существование этот подросток не сопрягал ни с прошлым, ни с будущим, ни с самим собой, ни с тем, что его окружает, ни с какими законами и ни с каким представлением о том, что такое жизнь и как ее следует проживать. Он был табула раса, и такой же табула раса представляется мне сегодня то поколение, которое находится в состоянии наибольшей жизненной активности — где-то от 15 до 40 лет...
Как будто они живут по инстинкту сиюминутного выживания, по воровскому лагерному закону: умри ты сегодня, а я завтра. Они не думают о ближнем, если подразумевать под этим окружающий их мир. Они только потребляют, а остатки потребления бросают себе под ноги, пусть завтра о них же и споткнутся. Они идентифицируют свое существование лишь с чувством удовольствия, но никак не с чувством долга или ответственности — нет, даже не перед обществом, а перед самими собой...
Я не знаю, что с этим делать и как переломить это.
Впрочем, в метро на дверях есть желтая полоса с надписью — "придерживайте двери". Воспитательное значение этого немудрящего призыва трудно переценить. Большинство придерживает, чтобы дверь не ударила идущего следом. Это значит, что обращение действует, вырабатывая у человека определенный рефлекс поведения. Почему нет того же рефлекса по отношению к нашей погибающей природе? Почему телевидение, этот мощнейший механизм воздействия на нашу подкорку, не скажет хоть что-то на эту тему. Типа, бросил? — подними!
В аэропортах (и не только) Европы стоят урны с тремя секциями — для бумажек, для пластики и для стекла. Люди заглядывают — куда соответственно бросить мусор. Приучены.
А мы?
Вот появилась партия "Правое дело" с новым лидером - миллиардером и харизматиком - Михаилом Прохоровым. На свою рекламную кампанию (уличные щиты с собственным изображением) он, по его словам, выделил 100 миллионов долларов. Мне жалко этой суммы, потраченной зазря. Мне кажется, что он принес бы гораздо больше пользы и себе, и своей партии, и родной стороне, если бы записал на телевидения хотя бы один рекламный пятисекундный ролик о бережном отношения к природе, где после слов "Убери за собой" шли бы слова "Правое дело"...
Да, русские люди не слишком чистоплотны в ... Читать дальше »
Категория: Блог писателя | Просмотров: 761 | Добавил: jurich | Дата: 19.08.2011 | Комментарии (4)

Вот сообщение:
Премьер-министр РФ Владимир Путин во время посещения археологического раскопа на месте древнегреческого города Фанагория опустился на дно Таманского залива, откуда поднял две амфоры, сообщает пресс-служба премьера.
Разговаривая с журналистами, В.Путин признался, что это была его третья попытка погружения с аквалангом. По словам премьера, сосуды он нашел на глубине около двух метров.
Читать полностью: http://top.rbc.ru/society/10/08/2011/609836.shtml

Я, конечно, тащусь, как и некоторая часть моих современников.
Первое, что приходит в голову, - лучше бы он поднял нашу экономику, стремительно идущую ко дну.
Второе, что приходит в голову, - я ведь тоже поднимал: нет, не амфоры, а лишь куски амфор, в основном горлышки с ручками. Ну, так я ж не Путин — никто рядом не подсуетился...
Было это в Крыму, у Кара-Дага, под Тепсенем, в — точно помню — 1978-м году. Был я со старшей дочкой. Ей тогда было 8 лет.
Еще мы с ней с помощью детского надутого матрасика странствовали по морю вдоль Кара-Дага, что было, как я теперь понимаю, совсе не так уж безопасно... А вообще - лучше прочтите мою повесть «Портрет Иветты» — там об этом подробно...
Ну а Putin to-day — это, несомненно, наше беззастенчивое все, плюс две амфоры...

Хотел остановиться, да не получается, Вот еще, только что прочел:
"Путин нашел две амфоры в Таманском заливе
Сосуды VI в. лежали на двухметровой глубине
Премьер-министр Владимир Путин помог российской науке, быстро найдя на двухметровой глубине Таманского залива две амфоры.
Вклад премьера в науку сложно переоценить, так как в прошлом году археологи-подводники Фанагорийской комплексной археологической экспедиции ИА РАН, работая на двух постах подводного раскопа, в ходе расчистки обнаружили только лишь фрагменты больших амфор, датируемых VI–VIII веками н.э. По словам археологов, найденные премьером амфоры относятся к VI веку н.э."
Вот так... В отличие от вышеупомянутых археологов, у меня слов нет...
Думаю, пришла пора новому отцу нации по примеру старого отца нации вносить свой бесценный вклад в разные науки - разгромить очередной вейсманизм-морганизм-менделизм, вмешаться в вопросы языкознания. А то на калине пожаротушения далеко ли уедешь?


А сегодня, то есть уже 12 августа, почитал и комментарии. Вот здесь:
http://www.newsland.ru/news/detail/id/757192/

Народ смеется и гогочет. Это хорошо. Народ просыпается - это точно. А пресслужбу премьера я бы за такую МЕДВЕЖЬЮ УСЛУГУ просто выгнал бы. ИЛИ ОНА ЗНАЛА, ЧТО ДЕЛАЛА?
ТОГДА - БРАВО!
Категория: Блог писателя | Просмотров: 616 | Добавил: jurich | Дата: 10.08.2011 | Комментарии (5)

Где-то я читал, что из всех звуков на земле самый неприятный для человеческого уха - это крик-плач маленького ребенка. Действительно, если отрешиться от всяких там принципов гуманности, то плач грудного младенца, да и чада постарше, напоминает что-то среднее между пилящей доску пилорамой и сиреной воздушной тревоги. Все мои три дочки до двух лет примерно в таком звуковом режиме и отстаивали свои права. Привыкнуть к этому звуку невозможно - видимо, природа, специально одарила им мелюзгу, дабы взрослые не засыпали, не забывали, бодрились, проявляя чудеса выдержки и самоотверженности, и выполняли свои родительские обязанности по первому крику-визгу. Помню, как с первой дочерью, ей было восемь месяцев, и с первой моей женой я отправился поездом на ее родину - в Белоруссию, под Новогрудок, в деревню Битевичи. Зная, что дочь наша засыпает без плача только при активном укачивании, мы, уложив ее на верхней полке купе, тут же принялись раскачивать вверх-вниз саму эту претяжеленную полку... И не забыть мне взгляд наших соседей по купе - молодой пары, присутствовавшей при этом.
Обо всем этом вспомнилось в самолете, который за два часа сорок минут перенес нас, меня и младшую дочь, обратно в Мадрид из города Лас-Пальмас, что на севере острова Гран Канария, который знаменит тем, что небо над ним всегда в облаках и температура воздуха круглогодично не больше 24 по Цельсию, а воды - не больше 22-х. В самолете, само собой, было немало детей, к сожалению, того самого орущего возраста. В отдалении это еще можно вынести, а тут... Тон задал полуторагодовалый малыш у нас за спиной, вдруг выдавший оглушительный крик какой-нибудь обезьяны-вожака. Нет, это был не плач, и не зов - это был вполне положительный жизнеутверждающий крик, сигнализирующий о том, что у малыша хорошее настроение, что он здоров, и что у него лужена глотка. Мы с дочкой переглянулись.
И тут началось... Сзади нас оказалось целое семейство, занимавшее все шесть сидений слева и справа от прохода, то есть папа с мамой и четыре их отпрыска, старшему из которых было не более десяти лет. Именно за нашими креслами это подрастающее поколение, идущее на смену нынешнему, и устроило свою на всю длительность полета игру, от которой нам достались крики, постоянное дерганье наших кресел, переходящее в барабанную дробь, выдаваемую на откинутых для еды металлических столиках.
- Пап, как будет по-испански какое-нибудь ругательство? - спросила моя пятнадцатилетняя дочь.
- Барбарида, - сказал я. - Эсто эс барбарида.
- Что это значит? - спросила дочь.
- Какая дикость, - сказал я.
- Подходит, - сказала она, - я им сейчас скажу.
- Нельзя, - сказал я. - Детям нельзя этого говорить. Только родителям. А родителям только я могу сказать.
- А что можно сказать?
- Можно сказать транкилё или кальма те, - сказал я. - То есть - успокойтесь. Можно выругаться: коньё, - типа, черт подери. Но лучше ничего не говорить.
- А что делать?
- Терпеть. Через два с половиной часа это кончится... Мы тоже тебя терпели. Целых два года, пока ты наконец не перестала орать.
- Я орала?
- Еще как. Когда еще в пеленках была... Мы тебя подбрасывали на метр. Только миг невесомости тебя успокаивал. Надо было несколько раз тебя подбросить...
- Не буду иметь детей до двадцати девяти лет.
- И правильно. Сначала карьеру сделай. Ребенок полностью отнимает у матери лет десять жизни.
- А у отца?
- Отец должен кормить семью...
Когда дети устраивали самодельную турбуленцию нашим креслам, мы, хоть и терпели, но все же недовольно оглядывались. Это не ускользнуло от мамы, и она наконец унесла зычного малыша на свой ряд и заняла его чтением и рисованием, а на освободившееся кресло водрузился папаша, углубленный в чтение газеты. Сумасшедшую возню рядом с собой и даже лазанье по себе он, кажется, не замечал - привык...
- Почему они так себя ведут? - спросила дочь. - Их что, не воспитывают?
- Не знаю, - сказал я, - Возможно, что нет. Им все позволяют - это, видимо, и есть воспитание. - Потом, не выдержав, я добавил по-испански: - Или просто папа - идиот, мама - идиотка, дети - идиоты...
После это мне стало почему-то легче.
Но ненадолго.
Потому что впереди, через две кресла, принялся орать другой полуторагодовалый ребенок.
- Ничего, - сказал я дочери. - После такого плача дети обычно засыпают.
Но это был необычный ребенок. Он не заснул ни на минуту. Он орал - и это не был крик самоутверждения, сытости или хорошего настроения. Это был плач по поводу дискомфорта - малышу, видно, не нравилось летать в самолетах испанской авиакомпании Иберия, а выбора у него не было. Вот он и орал. Родители, уже в годах, которых я мысленно несколько раз распял и столько же раз повесил, были совершенно беспомощны перед ним, и все нашего самолетно-пассажирское сообщество так и летело на высоте десять тысяч метров над Атлантикой под этот неумолкающий душераздирающий крик...
Но все когда-нибудь кончается - кончился и наш полет, и мальчик как по волшебству замолчал, оказавшись довольно симпатичным лысым существом, таким же лысым, как его пятидесятилетней отец.
Поднявшись с кресел и достав с полок свои чемоданы, все окружающие, что сидели поблизости, теперь с полуулыбками смотрели на этого замолчавшего на руках смущенных родителей мальчугана. И было во всех этих взглядах нечто сложное, выстраданное - свет всепрощения, свет кротости и чуть ли не гордости за самих себя, преодолевших искушение ненавистью и эгоцентризмом. Одним словом - катарасис.
- По-моему, русские бы так терпеливо себя не вели, - сказала дочь.
-По-моему, тоже, - согласился я.
Категория: Блог писателя | Просмотров: 754 | Добавил: jurich | Дата: 26.07.2011 | Комментарии (2)

Вот я и говорю - стоит что-то сугубо свое придумать, как оно уже где-то есть. Сегодня прочел в новостях:

"Университетская клиника в Бохуме пополнит список из 75 японских медучреждений, которые успешно протестировали устройство, предназначенное для увеличения мускульной силы за счёт внешнего каркаса.

Система HAL (Hybrid Assistive Limb, гибридная вспомогательная конечность), разработанная компанией Cyberdyne, представляет собой внешний каркас для помощи пациентам с нарушениями опорно-двигательного аппарата. «Ножная» версия устройства весом 15 кг была показана в 2005 году, а в марте этого года состоялась демонстрация 23-килограммового варианта для всех конечностей.

Экзоскелет HAL способен улавливать электрические сигналы, с помощью которых головной мозг управляет скелетными мышцами, и преобразовывать их в движения механических суставов, синхронизированные с человеческими. Ёмкости аккумуляторов хватает на 2,5 часа непрерывной работы.

Глава Cyberdyne, профессор Университета Цукубы Ёсиюки Санкаи подчёркивает, что экзоскелет предназначен исключительно для мирных целей: все запросы военных ведомств, которые, возможно, рассчитывают создать «сверхмускулистых солдат», были отвергнуты.

Главный врач бохумской больницы Bergmannsheil при Рурском университете Томас Шильдхауэр не уточнил, какая именно разновидность будет проходить клинические испытания, но отметил, что в эксперименте примут участие не только парализованные пациенты и пожилые люди, но и жертвы несчастных случаев, у которых есть шанс полностью восстановить свою двигательную активность". http://2045.ru/news/28779.html

Конечно, пока тяжеловатенько таскать на себе 23 лишних металлических
килограмма. Мой-то костюмчик будет весить не больше двух кг. Вот подождите: какие-то 20-30 лет - и получайте под расписку.
Категория: Блог писателя | Просмотров: 752 | Добавил: jurich | Дата: 21.06.2011 | Комментарии (2)

« 1 2 ... 57 58 59 60 61 ... 66 67 »