Игорь Куберский. Блог писателя
Блог писателя

Главная » Блог писателя
Готовлю к публикации свои переводы из английских и американских поэтов. Стихотворными переводами я переболел в университетские годы: Уильям Шекспир, Джон Китс, Генри Лонгфелло — «панибратство» с ними поднимало в собственных глазах... Сейчас я бы за это не взялся... У искусствоведов, занимающихся идентификацией подделок под картины великих мастеров, есть специальное слово - фальшак. За картины-подделки судят и сажают в тюрьму. За переводы-подделки никого не судят. Хотя принципиальной разницы я не вижу, разве что по нынешним временам перевод , в отличие от поддельного Ван-Гога, вообще ничего не стоит.
Сегодня знанием английского уже никого не удивишь, в связи с чем многократно возросло и количество переводов с английского на русский, в том числе и поэзии. Обычно переводчик старается как можно ближе передать содержание оригинала и стихотворный размер, что похвально. Беда только в том, что при соблюдении этих двух, казалось бы, непреложных условий подчас утрачивается дух подлинника. Ибо поэзия - это все-таки не только содержание и размер, но и нечто гораздо большее, чему нет четкого определения и названия — оно в музыке, в ауре, в неожиданно возникающих ассоциациях и аллюзиях, в памяти, в истории, в коллективном бессознательном нации, говорящей, молчащей и думающей на одном языке.
Исходя из этого, должен признать, и уже давно признал, что адекватный перевод поэзии невозможен, а то, что мы получаем, — есть фальшак. И ничего другого по определению получиться не может. Просто если у переводчика хороший слух, достаточная эрудиция и отличный версификационный навык, у него этот фальшак получится покачественней. Одно исключение - поэзия для детей, где другие правила игры и где действительно можно средствами своего языка добиться почти полной адекватности с оригиналом (Чуковский, Маршак, Заходер).
Вот два перевода одного стихотворения Томаса Харди и исходник.
В первом переводе предпринята попытка полностью сохранить структуру и смысл оригинала. Во втором - попытка сохранить и донести поэзию...

ПРИЗРАЧНАЯ ВСАДНИЦА
Неладное с другом моим творится:
Придет порой,
Изможден, пуглив,
На берег морской,
На бурный прилив
Посмотрит с тоской,
Взор в бездну вперив,
И вновь удалится...
Но что ему там, за волною, мнится?

Яснее и зримей, чем все живое,
Сладчайший сон
Ему предстает,
И чувствует он,
Что вымысел тот
Во плоть облечен
И дышит, живет -
Не время ль былое
В видение вылилось роковое?

И дома, вдали от морского рева
Он зрит фантом
Такой же точь-в-точь,
Забыть о нем
Бедняге невмочь -
Пурпурным огнем
Просквозивший ночь,
Как на небе слово,
В сознании пишется образ былого.

Вскачь мчится красавица молодая.
Он стар, седина
Давно уж пришла,
Меж тем как она
Все та, что была,
И моря волна
На бугры наползла.
Дождь льет, нарастая,
И снизу рокочет волна глухая.

Перевод А. Шараповой (этот перевод я нашел в Сети в иллюстрированной Антологии английской поэзии. Здесь, к сожалению, допущена грубая смысловая ошибка: «Draws rein” – означает «натягивает поводья»(rein - поводья, англ.), а не «льет дождь» (rain – дождь, англ.). Да и по смыслу тут дождь исключен.

ВСАДНИЦА-ПРИЗРАК
Я слышал - чудак здесь по берегу бродит.
Он может часами
В безумье своем
Стоять над песками
С застывшим лицом
И шарить глазами
В тумане морском,
Потом он уходит...
Что видит вдали, что находит?

А видит он - люди твердят меж собою -
Во вздохах пучины
У пенных камней
Живые картины
Утраченных дней.
И в путах рутины,
Во мраке скорбей
Реальной судьбою
Ему светит призрак, рожденный мечтою.

А кроме того, я слыхал разговоры,
Что это виденье
С ним будто везде
Бесплотною тенью
Скользит в высоте.
Оно по значенью
Подобно звезде...
Безумные взоры
Его переносят в любые просторы.

То юная всадница на скакуне,
Что мчится сквозь годы,
Светла и легка,
В счастливых и гордых
Глазах старика,
Где прежние воды
Хранят берега...
Все скачет, как в той незабвенной весне,
И смех ее вторит звенящей волне.
( перевод мой — И.К.)

THE PHANTOM HORSEWOMAN
Queer are the ways of a man I know:
He comes and stands
In a careworn craze,
And looks at the sands
And in the seaward haze
With moveless hands
And face and gaze,
Then turns to go...
And what does he see when he gazes so?

They say he sees as an instant thing
More clear than today,
A sweet soft scene
That once was in play
By that briny green;
Yes, notes alway
Warm, real, and keen,
What his back years bring-
A phantom of his own figuring.

Of this vision of his they might say more:
Not only there
Does he see this sight,
But everywhere
In his brain-day, night,
As if on the air
It were drawn rose bright-
Yea, far from that shore
Does he carry this vision of heretofore:

A ghost-girl-rider. And though, toil-tried,
He withers daily,
Time touches her not,
But she still rides gaily
In his rapt thought
On that shagged and shaly
Atlantic spot,
And as when first eyed
Draws rein and sings to the swing of the tide.
Категория: Блог писателя | Просмотров: 878 | Добавил: jurich | Дата: 06.06.2011 | Комментарии (2)

Молодая дама в белых джинсах - ядреные ягодицы и отвратительные духи.
Категория: Блог писателя | Просмотров: 640 | Добавил: jurich | Дата: 06.06.2011 | Комментарии (0)

У Заболоцкого есть знаменитое стихотворение "Некрасивая девочка". Но это не тот случай. На корте, в финале открытого теннисного чемпионата Франции "Лоран Гаррос", одного из четырех, входящих в Кубок Большого шлема, встретились две пожилые по теннисным меркам и совершенно некрасивые тетки - итальянка Франческа Cкьявоне и китаянка Ли На. Китаянка впервые в истории выиграла, и теперь жди от Китая теннисного нашествия. Но я о другом.
Наверное, финалистки показывали хороший теннис, не знаю. Когда игра лишена эстетики, она перестает быть интересной. Франческа, похожая на старую пэтэушницу или детдомовку, в одеженке от известной фирмы, но скорее из корзины с бельем на выброс, коротконогая, без талии и вторичных половых признаков, с хриплым воплем пьяной бабы посылала мяч на сторону противницы, а та с каменным ничего не выражающим китайским лицом, работая как робот, возвращала мяч обратно. Вот и все. И так два часа... Конечно, выиграть подряд шесть предыдущих встреч, чтобы встретиться в финальной седьмой - это почти подвиг, почти нереально, так что их труд заслуживает уважения, но все же...
Позади остались теннисные красотки Иванович, Хантухова, Шарапова, Возняцки и просто милые юные дамы, но именно без таких женский теннис для меня не существует.
Мужскому теннису в этом смысле везет больше. В полуфинале бились красавцы Федерер и Джокович. Ах, что это была за битва! И хотя мои гендерные пристрастия целиком и полностью на женской стороне, нельзя не признать, что и в мужском теннисе эстетика более чем востребована.
P.S. Только сегодня до меня дошло дошло, что все вышеперечисленные красотки - славянских кровей...
Категория: Блог писателя | Просмотров: 638 | Добавил: jurich | Дата: 05.06.2011 | Комментарии (2)

В национальных кухнях я предпочитаю то, что их объединяет — кусок зажаренного мяса с салатом из овощей, иногда с кусочками фетаки, то есть с греческим акцентом. Приятно сознавать, что где бы мы ни жили, есть такие интернациональные блюда. А вообще гастрономическое сближение с национальным колоритом иногда чревато проблемами. Как, к примеру, мой желудок ни старался, ему так и не удалось освоить и усвоить арабскую национальную кухню ( в отелях на Красном море кормят по-европейски).
Кроме как с арабской, большие сомнения мой желудок испытывал при встрече с мексиканской кухней, равно как и с индийской, хотя, конечно, хотелось попробовать все... Если не считать демократичного Макдональдса, то и американская кухня вместе с английской не шибко хороши... все эти пудинги да бекон с яичницей.... Им я. конечно, предпочитаю французскую и испанскую, особенно - королевских или тигровых креветок, которые, честно сказать, едва ли уступают хваленому куску жареного мяса. Еще, скажем, неплохи тортийя де бататос или паэлья или гаспачо, или... Но это все-таки уже экзотика. А какой плов довелось вкусить однажды в Самарканде, прямо на улице у котла! Ну, о грузинской кухне я уже не говорю, это целиком и полностью — улет.
Но есть, есть на этом свете кухня, которая, имея вкусовые качества всех лучших в мире кухонь, превосходит их в одном — в цене. То есть она дешевле. Я имею в виду китайскую кухню. По причинам ее сравнительной дешевизны я в заграничных поездках всегда и отдавал ей предпочтение — будь то во Франции, Италии, Англии, Германии... В Германии, помню только одну закавыку — когда подали на сковородке еще скворчащее жаркое с листьями бамбука, к нему в ресторане не нашлось рядовой булки, поскольку такое у них по определению не водится.
Говорят, в Питере тоже можно неплохо поесть в китайских ресторанах — верю, хотя не пробовал. Ближайший китайские ресторан находится в торце моего дома, но, как это чаще всего и бывает, именно поэтому говоришь себе, что коли под рукой, то как-нибудь потом...
Но вот уже который раз по пути на работу или после нее я вижу возле этой стекляшки, где внизу бутики обуви, а наверху китайский ресторан — огромные туристические автобусы, откуда выходят маленькие многочисленные китайцы с фотокамерами. Выяснилось, они сюда приезжают из гостиниц завтракать, обедать и ужинать. Надо же — пролететь и проехать полземного шара ради своего, сугубо китайского пищеблока. Вообще-то, русская кухня неплоха и безвредна, и даже вкусна. То, что китайцы за семь тысяч верст едут похлебать своего киселя, меня смущает в смысле демографо-гастрономических перспектив человечества. Мне никогда не приходило в голову искать за границей русскую кухню, щи c черным хлебом и блины с икрой...
И вообще, зачем колесить по свету, если твой нос вместе с желудком откликается только на домашний дух?
Категория: Блог писателя | Просмотров: 661 | Добавил: jurich | Дата: 03.06.2011 | Комментарии (4)

На одном английском литературном форуме за январь 2006 года я под знаменитым стихотворением Льюиса Кэрролла "Морж и Плотник " из "Алисы в Зазеркалье"прочел вот что:

1.
Do you know, when I was reading the poem - and I did look for religious undertones - I saw more political undertones than the latter. I saw how governments, no matter how different they are, will always screw over their followers. In this matter, the followers are the oysters.  
Знаете, когда я читал это стихотворение, действительно ища в нем антиклерикальный подтекст, я увидел еще больше другого - политический подтекст. Я видел, как правительства, независимо от своих различий, всегда поимеют своих приверженцев. В этом смысле приверженцы и есть те самые устрицы.

2.
I'm reminded of Stalin, actually. I see what Stalin was in both the Walrus and the Carpenter - I also see many other dictators and tyrants, but he is the first that comes to mind, though the time periods are very different. If you compare the oysters to the citizens of (what was) the Soviet Union, you can see how - like Stalin did - the Walrus and the Carpenter manipulated them and ended up devouring them. They Walrus and the Carpenter did it literally, whilst Stalin did it metaphorically.  
На самом деле мне это напомнило Сталина. Мне представляется, что Сталин - это и Плотник, и Морж - мне видится много других диктаторов и тиранов, но он первый приходит в голову, пусть времена и весьма различны. Если сравнить устриц с гражданами того, что было Советским Союзом, можно увидеть, как подобно Сталину, Морж и Плотник манипулировали ими и заканчивали тем, что пожирали их. Только Морж и Тюлень делали это буквально, а Сталин метафорически.

3.
Obviously, Carroll did not mean to create a Stalin connection (unless he was a prophet), but this can easily be related to any other dictator, like I have said.
This poem has been interpreted throughout the years in many more ways than just as symbolizing, and thus satirizing, the religions of the East and West. Some have taken the poem's characters as representing politicians. Interestingly enough, I've read that when Carroll went to have his book illustrated, as all good books should be, he gave the illustrator the choice of drawing a carpenter, butterfly, or baronet. The illustrator chose the carpenter, I think for obvious reasons. Although the religious interpretation seems most logical to me, Carroll is a master of nonsense, and you can interpret this poem, as many others of his, in several ways.  
Естественно, что Кэрролл (если только он не пророк) не имел в виду ассоциаций со Сталиным, но стихотворение легко может ассоциироваться с любым диктатором, как я уже сказал.
Эти стихи за прошедшие годы трактовались в самых разных вариантах, а не просто как символика религий Востока и Запада и, следовательно, сатира на них. Некоторые увидели за персонажами стихотворения политических деятелей. Любопытно, я читал, что, когда Кэрролл вознамерился проиллюстрировать свою книгу, поскольку все хорошие книги должны быть с картинками, он дал художнику на выбор нарисовать плотника, бабочку или баронета. Художник выбрал плотника, я думаю, по очевидным причинам*. Хотя интерпретация в религиозном контексте кажется мне самой логичной, Кэрролл - мастер бессмыслицы, и вы можете интерпретировать это стихотворение, как и многие другие у него, по-разному.

------------------------
*Возможно, имеется в виду Вильям Карпентер (1797 — 1874; Carpenter - по-русски плотник) — английский публицист, современник Л. Кэрролла. Приверженец свободы печати и парламентской реформы; издал много брошюр политического содержания. - И.К.

Вот и я в свете соображений, высказанных английскими читателями, решил слегка актуализировать свой давний, сделанный еще в 60-х годах, перевод этого загадочного стихотворения, слегка переназвав лишь главных героев: Плотника - во что-то среднее между Плотником и Путником, а Моржа - в любимого персонажа многих русских сказок. Как мне показалось, стихи сразу задышали новой жизнью...

Итак,
Льюис Кэрролл

А кто не верит, что в оригинале все точно таким же образом, сами проверьте.  
ПЛУТНИК и МЕДВЕДЬ

Сияло солнце на волнах
Во всю сияло мочь,
И яркий глянец навести
Старалось им помочь,
Но странным в этом было то,
Что наступила ночь.

Lewis Carrol
The Walrus and the Carpenter

The sun was shining on the sea,
Shining with all his might:
He did his very best to make
The billows smooth and bright--
And this was odd, because it was
The middle of the night.

Луна сияла все темней
И думала о том,
Что солнцу по небу гулять
Прилично только днем.
"Какое свинство!" - Так она
Отозвалась о нем.

The moon was shining sulkily,
Because she thought the sun
Had got no business to be there
After the day was done--
"It's very rude of him," she said,
"To come and spoil the fun!"

Вода была мокрым мокра,
Как надлежит воде,
Ни облачка вы б не нашли,
В небесной высоте,
Ни даже птиц над головой
И вообще нигде.

The sea was wet as wet could be,
The sands were dry as dry.
You could not see a cloud, because
No cloud was in the sky:
No birds were flying overhead--
There were no birds to fly.

Вдоль моря Плутник и Медведь
Шли - к локтю локоток -
И оба плакали навзрыд,
Топча сплошной песок.
"Вот если бы его убрать..."-
Вздохнув, Медведь изрек. -

The Walrus and the Carpenter
Were walking close at hand;
They wept like anything to see
Such quantities of sand:
"If this were only cleared away,"
They said, "it would be grand!

"Представь - служанкам семерым
Я семь метелок дам,
За год положат ли конец
Бесчисленным пескам?"-
"Едва ли", - Плутник отвечал
И волю дал слезам.

"If seven maids with seven mops
Swept it for half a year.
Do you suppose," the Walrus said,
"That they could get it clear?"
"I doubt it," said the Carpenter,
And shed a bitter tear.

«О, устрицы, идите к нам!-
Медведь воскликнул вдруг,-
На берегу в своем кругу
Мы проведем досуг.
Но больше, чем для четырех,
Боюсь, не хватит рук».

"O Oysters, come and walk with us!"
The Walrus did beseech.
"A pleasant walk, a pleasant talk,
Along the briny beach:
We cannot do with more than four,
To give a hand to each."

Взглянула старшая тогда
В молчанье пред собой,
Моргнула старшая в ответ,
Качнула головой,
И это значило, что ей,
Милей морской покой.

The eldest Oyster looked at him,
But never a word he said:
The eldest Oyster winked his eye,
And shook his heavy head--
Meaning to say he did not choose
To leave the oyster-bed.

Но вот две пары поднялись
И две за ними вслед,
Бегут в песках на каблуках,
Во цвете юных лет,
И странно в этом только то,
Что ног у устриц нет

But four young Oysters hurried up,
All eager for the treat:
Their coats were brushed, their faces washed,
Their shoes were clean and neat--
And this was odd, because, you know,
They hadn't any feet.

Еще две пары молодых,
За ней еще одна -
Плывут, спешат, глаза горят...
И за волной волна
На берег отправляет их,
Подняв с морского дна.

Four other Oysters followed them,
And yet another four;
And thick and fast they came at last,
And more, and more, and more--
All hopping through the frothy waves,
And scrambling to the shore.

Устали Плутник и Медведь,
Поскольку долог путь,
И, камень выбрав покрупней,
Присели отдохнуть,
А устриц выстроили в ряд -
Не просто как-нибудь.

The Walrus and the Carpenter
Walked on a mile or so,
And then they rested on a rock
Conveniently low:
And all the little Oysters stood
And waited in a row.

“Ну что ж, пора, - сказал Медведь
Немного поболтать
Нам о капусте, королях,
Надежна ли печать,
И могут ли моря кипеть
А кабаны летать...»

"The time has come," the Walrus said,
"To talk of many things:
Of shoes--and ships--and sealing-wax--
Of cabbages--and kings--
And why the sea is boiling hot--
And whether pigs have wings."

“Но дайте нам придти в себя!
Хор устриц возопил,-
Такой серьезный разговор
Немалых стоит сил!»
«Вы правы», - Плутник отвечал,
Он джентльменом слыл

"But wait a bit," the Oysters cried,
"Before we have our chat;
For some of us are out of breath,
And all of us are fat!"
"No hurry!" said the Carpenter.
They thanked him much for that.

“ Нам червячка, - сказал Медведь, -
Не грех бы заморить,
Посыпать перцем — и на хлеб
И ускусом полить...
С участьем устриц дорогих
Приступим, так и быть»

"A loaf of bread," the Walrus said,
"Is what we chiefly need:
Pepper and vinegar besides
Are very good indeed--
Now if you're ready, Oysters dear,
We can begin to feed."

“Позвольте! - побледнели те,
Превозмогая страх, -
Вы чуть ли не носили нас
С любовью на руках...».
«Какая ночь!- сказал Медведь
И умилился: «Ах!"

"But not on us!" the Oysters cried,
Turning a little blue.
"After such kindness, that would be
A dismal thing to do!"
"The night is fine," the Walrus said.
"Do you admire the view?

"Как славно, что вы к нам пришли,
Мы полюбили вас..."
Но Плутник речь его прервал:
«Прошу в который раз
Нарезать хлеб, надеюсь, вы
Расслышали заказ».

"It was so kind of you to come!
And you are very nice!"
The Carpenter said nothing but
"Cut us another slice:
I wish you were not quite so deaf--
I've had to ask you twice!"

«Мне совестно,- ... Читать дальше »

Категория: Блог писателя | Просмотров: 2289 | Добавил: lilu | Дата: 01.06.2011 | Комментарии (0)

Ну, во-первых, потому что ему нравятся женщины.
Во-вторых, потому что он высокий и большой. Надоели плюгавые малыши, особенно когда это становится очевидным на всяких встречах-саммитах.
В-третьих, потому что свой гибрид он назвал «Ё-мобилем». Это свидетельствует о его полной адекватности как представителя Ё-страны.
В-четвертых, потому что он бизнесмен, а не чиновный клоп из госкорпорации. Уже больше десяти лет как чиновники еб...т бизнес, а что еще шевелится, перебегает в чиновники. И если бы не нефтяная игла, уже все было бы про...бано.
Чиновникам бизнес нужен только для того, чтобы его поиметь, и больше никак. Задача номер один — отделить бизнес от государства, производство — от госслужащих. Точка соприкосновения — налоги и больше ничего.
У Прохорова это могло бы получиться.
Только реальный бизнес может спасти Россию — независимый, конкурентный, высокотехнологичный, инновационный. А упади завтра цены на нефть хотя бы вдвое - и России пипец. В этом моя программа реанимации страны совпадает с программой М. Но М. ее не осуществит из-за П.
А М.П. со своим ё-прихватом...
Почему бы и нет?
Категория: Блог писателя | Просмотров: 672 | Добавил: jurich | Дата: 23.05.2011 | Комментарии (7)

Одна знакомая рассказывает - ее подруга Ася, именинница, только что вернулась из Америки - ездила к сыну, нянчила внуков. Пошла Ася прогуляться по магазинам и заблудилась. К ней подъехала машина с полицейскими, стали объясняться, друг друга не поняли (Ася в английском не очень), но все-таки ее отвезли домой. На следующий день полицейские ей перезвонили узнать, как дела, а потом привезли ей женщину, русскоговорящую, в подруги, чтобы Асе было с кем беседовать и гулять... Потом тот же полицейский еще перезванивал, интересовался, все ли с Асей в порядке...
( из письма)
.... В Америке помню только одну историю с полицейским. По окончании Ду-да парада в Пасадене ( типа, парад чудаков ) на опустевшей, забросанной рваными мексиканскими лепешками главной улице (этими лепешками швыряли друг в друга) стоял мальчик лет шести-семи и громко плакал. «Я потерял своего папу! Где мой папа?» - повторял он. К мальчику тут же подошел огромный красивый в свежей выглаженной сорочке белый полицейский, лет сорока, опустился на корточки, выслушал его историю, выпрямился, протянул руку и сказал: «Не плачь, все хорошо. Сейчас найдем твоего папу». И я, стоявший чуть поодаль, почувствовал, что так оно и будет.
А в, можно сказать, тесный контакт с полицейскими я впервые вступил в Амстердаме, куда прилетел наш самолет из Пулково-2 по пути в Мадрид, где меня ждала моя родная сестра. Дело было под Новый 1998 год, у нас с женой на руках попеременно сидела наша полуторагодовалая дочка, которую стюардессы нидерландской авиакомпании КЛМ то есть Royal Dutch Airlines, задарили фирменными игрушками-сувенирами. До пересадки на самолет до Мадрида было полтора часа, и мы побродили по дьюти фри, где купили духи жене - тогда еще имело смысл покупать не у себя дома — и встали в очередь на таможенно-паспортный контроль. Чиновник проверил визы в наших загранпаспортах, спросил по-английски «Отдыхать?», на что я кивнул, а потом поинтересовался, сколько у нас собой денег.
- Двести пятьдесят долларов, - сказал я, поскольку 49 долларов мы уже шарахнули на духи.
- Кредитная карточка?- поинтересовался чиновник.
- Кредитной карточки у меня нет, - сказал я.
- Тогда у жены? - поднял чиновник брови.
- У нее тоже нет, - сказал я, еще не видя в том ничего худого.
- Подождите, пожалуйства, - сказал чиновник, повнимательней глянул на нас, кому-то позвонил по местной линии и попросил отойди нас в сторонку, не вернув нам при том наши паспорта.
- В чем дело? - заволновалась жена, держа на руках нашу малышку с утенком в форме летчика KLM
- Не знаю, - пожал я плечами. - Велели постоять и подождать.
- Не понимаю, - сказала жена.
- Я тоже, - сказал я. - Сейчас разберемся. У нас в порядке.
Но в порядке у нас было не все. Визы нам делали через турагентство как туристам для гостиничного отдыха, летели же мы просто в гости к моей родной сестре. И так называемых ваучеров на размещение в гостинице у нас не было — хотя в турагентстве меня предупреждали, что хозяин испанской гостиницы, если ему позвонят из испанского консульства, должен подтвердить, что да, такие-то в списке у него числятся. Теперь же говорить, что я еду в какую-то липовую гостиницу, где за все якобы заплачено, было рискованно. Тем более, что и адреса таковой у меня не было. Тогда уж точно от ворот поворот. Однако и визы, и авиабилеты у нас настоящие. Какая разница, куда мы едем?
Пока я таким образом размышлял, возле нас появилось два дюжих полицейских - я при росте метр семьдесят четыре был им где-то по плечо, и первое, что мне бросилось в глаза - это кожаные черные портупеи с пистолетами на поясах. Полицейский, что поразвязней, без особых церемоний объяснил мне, что они снимают нас с рейса, что сейчас нам вернут наши паспорта и привезут чемоданы согласно корешкам, приклеенным к нашим билетам.
- Вы откуда прилетели? - спросил он.
- Из Петербурга, - сказал я.
- Сегодня рейса больше нет, а завтра отправитесь обратно.
- А в чем дело? - спросил я, чувствуя буквально, как уходит из-под ног отшлифованный до блеска каменный пол этого огромного роскошного бескрайнего аэропорта, сверкающего для нас, еще таких совковских, немыслимым блеском другой жизни.
- Вы летите в Европу без денег. Европе такие эмигранты не нужны.
- Мы не собираемся эмигрировать, мы едем отдыхать на зимние каникулы в Мадрид.
- Без денег? - хмыкнул один из полицейских.
- Нам не нужны деньги, - мы едем к родственникам, — сказал я. И правильно сделал. Скажи я про гостиницу, которой и названия не помнил, и крышка...
- Что ты там с ними разговариваешь, мы же на самолет опоздаем, — сказала жена. - Уже посадку объявили...
- Мы не опоздаем, - сказал я, - нас сняли с рейса.
- То есть как это? - повышая голос, возмущенно повернулась к полицейским жена, с дочкой на руках. Ей казалось, что у нас здесь есть какие-то человеческие права. Увы, прав не было. То есть совсем.
- Им не нравится, что у нас нет денег, - сказал я. - Надо звонить сестре.
Тем временем подвезли наши чемоданы, и именно их появление означало полное изменение нашего статуса - из белых европейцев мы превратились в серых маргиналов, во второй сорт.
- Что же это такое? Вот сволочи, - сказала жена. - Они что, не видят, что у нас маленький ребенок. Ей же спать нужно, есть...
Похоже, полицейских это ничуть не заботило.
- Пойдемте, здесь вам не положено оставаться, - сказал полицейский, тот, что поразвязней, - следуйте за нами...
И мы последовали, жена с ребенком, я с чемоданами на тележке, как бы уже не пассажиры, а скорее арестованные. Так мы и шли за двумя полицейскими, изредка ловя на себе вопросительные взгляды встречных-поперечных свободных людей.
Полицейские привели нас к какой-то выгородке, за которой маячило несколько смуглолицых, видимо, тоже перехваченных, эмигрантов, в национальной одежде, по виду пакистанцев.
- Послушайте, - сказал я, плохо представляя нас в компании пакистанцев. - Это недоразумение. Мы летим к моей родной сестре. Она живет в Мадриде. Она ждет нас. В любом случае я должен сейчас позвонить ей и объяснить ситуацию. Чтоб она не волновалась. Она же нас встречает.
- У вас в Мадриде сестра? - включился наконец второй полицейский. - Она там живет, она поданная Испании? Тогда вы должны представить доказательство. Приглашение от нее и подтверждение полиции о том, где она проживает. И подтверждение банка о том, что ее средства позволяют ей вас принять.
- Я сейчас этим займусь, - сказал я. - Я ей позвоню. Только куда она пришлет эти данные? У вас есть факс, номер факса, куда она пришлет все, что нужно?
Полицейские переглянулись при таком неожиданном повороте - похоже, я не блефовал - и дали мне номер факса...
- В течение часа я все улажу, - сказал я. - Только я не могу оставлять здесь жену с ребенком. Позвольте нам вернуться наверх в зал ожидания?
Полицейские позволили.
- Сволочи, скоты, - бормотала жена, идя рядом, пока я катил тележку с чемоданами обратно, — за людей нас не считают. Что ты им сказал?
- Что и тебе. Сейчас буду звонить сестре, - объяснять ситуацию.
А ситуация заключалась еще и в том, что дело шло к вечеру, суббота, значит, банки уже закрываются, а без справки из банка....
Оставив в зале ожидания жену, где мы уложили дочку на свободную скамейку, я помчался покупать телефонную карточку. Только бы сестра была дома...
И она еще была.
- Что случилось? - услышал я родной голос, от которого сразу полегчало. - Мы как раз собирались ехать за вами в аэропорт.
Я как мог объяснил ей происходящее, рассказал, что от меня, то есть от нее требуется, дал номер полицейского факса.
- Боже, какой ужас! - сказала она. - Хорошо, я сейчас этим займусь, только...
- Что только? - спросил я.
- Так, ничего, - сказала она. - Позвони мне через час. Я могу сама куда-то тебе позвонить?
- Нет, - сказал я, - только я. - Да, мобильники у нас с женой появились позже
Дочка не спала, и мы сходили в буфет, где оставили еще тридцать долларов на соки и какие-то уже не лезущие в глотку сэндвичи...
Через час я позвонил.
- Игореша, ситуация тяжелая, - сказала сестра. - Все закрыто, то есть нет тех людей, у которых печати. Суббота, сам понимаешь, люди отдыхают. Уехали за город...
- Но должны же быть всякие дежурные, в той же полиции...
- Дежурные есть. Печатей нет, печати закрыты до понедельника....
- Это невозможно! - взмолился я, почувствовав, что она чуть ли не готова уступить равнодушному чиновному миропорядку. - Неужели мы должны из-за этой глупости возвращаться домой?! Это же катастрофа!
- Я попытаюсь, - помолчав, сказала сестра. - Хотя мы все живем в мире глупости. Мы подняли на ноги всех друзей. Всех, кто имеет хоть какое-то отношение ко всему такому... Позвони мне еще через час.
Через час ничего не определилось, и еще через час... Аэропорт заметно опустел и притих, дочка спала, а я все бегал как заведенный между телефоном и залом ожидания по длиннющему скользкому от чистоты коридору. За это время наряд полицейских сменился, и мне пришлось заново разъяснять тему нашего неправедного задержания и причину своей беготни. Надо отметить, что все полицейские отменно знали английский, хотя наверняка университетов не кончали. С удивлением непосвященных услышав, что я жду документов от сестрицы на их факс, полицейские сказали, что попробуют подыскать нам место для ночлега. Спустя полчаса они подошли к нашему маленькому семейному табору со словами, что бесплатного ничего не нашлось, но что они разрешают нам остаться на ночь в этом зале.
- Спроси, а платная гостиница у них тут есть? - сказала жена.
Платная, конечно, нашлась — и за 120 долларов я поместил свое пострадавшее семейство в отдельном двуспальном номере с ванной и туалетом. Это было как чудо, как луч солнца в темном царстве попранных человеческих прав ... Читать дальше »
Категория: Блог писателя | Просмотров: 634 | Добавил: jurich | Дата: 18.05.2011 | Комментарии (2)

Забавное объявление в метро от Роспожарнадзора. Примерно, так:

«В связи с потеплением в городе участились случаи пожаров на балконах и лоджиях от окурков сигарет, брошенных с верхних этажей. Граждане, не оставляйте на балконах и лоджиях легковоспламеняющиеся предметы, берегите балконное имущество от возгорания».

А идиотам с верхних этажей, бросающим горящие сигаретные окурки, — никаких советов и предложений не слышно. Видимо, верхнеэтажные, как и верхние этажи власти, то есть неприкасаемые, ни критике, ни взразумлению не подлежат.

Категория: Блог писателя | Просмотров: 1250 | Добавил: jurich | Дата: 21.04.2011 | Комментарии (11)

Не знаю, как и откуда взялись собаки типа чихуахуа или там пекинес, но немецкая овчарка точно повелась от волка. Собак, как я уже сказал, очень любила моя матушка, особенно немецких овчарок, хотя в детстве и была серьезно покусана одной из них. Я себя любителем собак никогда не считал да и не считаю. Просто был к ним лоялен, а вот кошек не любил, особенно в детстве. Не любит кошек и моя младшая дочь и притом без ума от собак, а точнее от немецких овчарок. Любовь ей, видимо, передалась с генами от моей матушки - смерть одной и рождение другой разделяют три года. В Испании, в доме своей дочери, и моей сестры, матушка вечно возилась с собаками. Похоже, она предпочитала общение с ними прочим общениям, особенно когда ты не знаешь чужого языка.
Помню первую нашу собаку - немецкую овчарку - ее действительно звали Пират, мне тогда было пять лет и мы жили в Тильзите, переименованном в город Советск. В восьмидесятых годах я случайно оказался там, поблизости, в Калининграде- Кенигсберге на каком-то форуме и сразу рванул на рейсовом автобусе в Советск - нашел и улицу нашу, и дом, теперь это называется Тургенева 15, и сад, но тогда, в 1947-48-м мы жили в том двухэтажном немецком доме одни, то есть я с двухгодовалой сестричкой, однажды основательно усевшейся на широком крыльце в сад и пообедавшей из миски Пирата, и наши отец и мать, а теперь, то есть в восьмидесятых, в каждой из комнат ютилось по целой отдельной полупьяной семье, и самый сад был поделен на клетушки огородиков под замками, словно это был не сад, а кладбище.
При мне, в моем детстве, в доме были красивые изразцовые печки, которые давали тепло и уют, их снесли, добавив себе по квадратному метру нежилья, и во дворе я нашел несколько осколков тех изразцов, и где-то у меня они до сих пор хранятся. Осколки никому не нужной памяти.
О том времени более или менее подробно написано в моей повести про отца "Отблески", но что-то осталось втуне и, может, я еще допишу. Да, в то свое паломничество я впервые увидел знаменитый Кенигсбергский собор и могилу Канта возле него. Надеюсь, останки философа, труды которого я всерьез пытался читать в юности, не потревожены...
Так вот о волках. Если бы я поступил в университетскую аспирантуру и всерьез бы занялся таким сомнительным делом как литературоведение, я бы однажды обязательно набрел бы на тему "Волк как собирательный образ Зла (Добра) в мировой литературе" или "Трансмутация образа волка в мифологи народов Севера и Юга" или еще на что-нибудь, типа, "Волк, Анима и коллективное бессознательное"... Потому что, если сравнивать, то, пожалуй, среди прочих животных мира именно волк окажется самым культурологически востребованным. Хотя по жизни репутация у него пожалуй посолидней, чем в легендах и сказках. А там он не столько злодей, сколько недотепа, и вечно-то лиса обводит его вокруг пальца, хотя сама из той же породы псовых.
Почему волков со своего раннего детства любит моя младшая дочь, я не знаю. Эта любовь перенеслась даже на оборотней - ну, не любовь, но очень пристальный интерес. То, что у нас в квартире теперь живет прямая наследница волка - это ее заслуга. Лет шесть постоянной ежедневной пилёжки ("вы мне обещали собаку") - и вот она - собака, в коридоре на коврике. Собака - наследница волка - существо во всех отношениях совершенное, можно сказать, идеальное. И в дальнейшем самосовершенствовании в отличие от нас, людей, не нуждается. Это нам бы дорасти до ее достоинств.
Действительно, за сто тысяч дет, уже в качестве собаки, она почти не изменилось. Мы же сами изменились изрядно, не только внешне, но и внутренне. Но вот парадокс - если собаке наверняка приятно думать, что она произошла от волка, то что мне, человеку, думать о своем происхождении? Никто никогда меня не убедит, что мы от обезьяны, сколько ни тряси перед носом черепушками питекантропа или австралопитека. Мне гораздо приятнее было бы думать, что я тоже произошел от волка. Поскольку и становлюсь на него похож все больше и больше...
На песьих или, там, на кошачьих похожи и многие другие, хотя есть среди нас те, кто больше смахивает на лошадей или на баранов, на быков или на свиней, или на тех же грызунов, вроде крыс или таких малюсеньких, с бусинками глаз, мышек...
Лишь однажды я видел настоящего волка, и не в зоопарке, а в настоящем лесу, где-то посередке между Новгородом и Хвойной. Машина, на которой мы ехали, остановилась на лесной дороге, и он стоял там, метрах в десяти, за деревьями, и спокойно смотрел на нас. Без вражды и без страха. А как равный на равных. Таким я его и помню.
Категория: Блог писателя | Просмотров: 975 | Добавил: jurich | Дата: 15.04.2011 | Комментарии (11)

Что-то опричники по соседству поторопились. Без терпежу тут же выслужились у самих себя. Нет чтобы подождать, поводить за нос. Ничего такого - пиеса в одном акте, потому что доблесть сыщика в скорости его сыска. Нашли! Да и как не найти, коли исполнители изначально под рукой, а заказчик однозначен. Так что не миновать наград!
Людей только безумно жаль, тех, что гибнут ни за что. За дьявольские игры нынешних невыездных.
Чтоб я трижды ошибся...
Категория: Блог писателя | Просмотров: 715 | Добавил: jurich | Дата: 14.04.2011 | Комментарии (0)

« 1 2 ... 57 58 59 60 61 ... 64 65 »